Ерохин Александр Васильевич (Рязань, ГПУ-НКВД)

Другие имена: Шурка Смерть, Шурка собачник, Шурка маузер
Годы жизни: 19.05.1901 – 20.09.1964.
Биографические сведения:
К вопросу об ответственности за советский массовый государственный террор. Ерохин Александр Васильевич. 19.05.1901 – 20.09.1964 гг. Рязань. Комендант Рязанского ПП ОГПУ; комендант УНКВД по Рязанской области, младший лейтенант ГБ (на ноябрь 1941 года, ЦА ФСБ. Ф.7. Т.40. С. 43-47); лейтенант комендантского подразделения Рязанского УНКВД; майор госбезопасности (на 1964 год). Многолетний руководитель и непосредственный исполнитель расстрелов в Рязани (см., например, Акт о расстреле от 24.11.1941 г., АП РФ. Ф.3. Оп.24 Д.378. Л.191).

"...1925. ГПУ в Рязани помещалось там же, где было раньше ЧК, а теперь — КГБ: в бывшей гостинице Штейерта, напротив бывшего Дворянского собрания, теперешнего Дома офицеров. Подследственных они держали на усадьбе купцов Шульгиных, у которых при доме был большой сад и прекрасная баня, из которой сделали внутреннюю тюрьму. Неподалеку от бани стоял небольшой флигелек, там жил их расстрельщик Ерохин, который получал за каждого расстрелянного 25 рублей, мне об этом рассказали мои надзиратели. Мое пребывание в этой рязанской тюрьме было довольно любопытно. Заключенных в те дни было мало, караулили нас двое надзирателей, довольно симпатичных. Они приносили мне книги, а ночами, когда им было скучно, рассказывали о различных случаях из жизни рязанского ОППУ... Эти же надзиратели уговаривали меня при встречах здороваться с расстрелыциком Ерохиным, от которого я отворачивалась, когда меня выводили во двор на прогулку, уверяя, что тогда меня выпустят гулять в сад. А сад был действительно прекрасен и обширен! К саду Шульгиных примыкал сад соседнего домовладения — теперь он стал частью нового рязанского пединститута. Чекисты сломали ограду и соединили оба этих сада, там же они и расстреливали..." Из книги Гарасева А. М. "Я жила в самой бесчеловечной стране…", М. : Интерграф Сервис, 1997. Стр. 75-77.

"... Мне рассказывали, что при строительстве обкомовского дома, в котором потом наш первый секретарь Ларионов покончил самоубийством, при рытье котлована под фундамент находили множество человеческих скелетов, так что все нынешние обкомовские работники в прямом смысле слова живут на человеческих костях...
Ерохин был не только расстрелыциком, но и комендантом всего этого хозяйства, от него многое зависело. А его жена, Маруся, хорошая женщина, была дружна с нашей Анютой Муратовой: еще до того, как Ерохин стал работать в ОГПУ, они жили в одном доме. Потом Муратовы уехали, но знакомство через жен сохранилось, вот почему Анюта и ходила к ней хлопотать обо мне. Она рассказывала, что Маруся давно хотела уйти от Ерохина, постоянно с ним ссорилась, но у нее был маленький ребенок, которого Ерохин ей не отдавал. И ей оставалось только посильно помогать людям, попадавшим в зависимость от мужа. Так однажды, узнав от мужа, у кого следующей ночью намечен обыск, она пошла и прямо предупредила этих людей. Должно быть, за домом вели наблюдение, и когда ничего не нашли, Ерохину сказали, что их предупредила Маруся. Вернувшись домой, он пытался ее застрелить, но чекистам не выдал..."
Из книги Гарасева А. М. "Я жила в самой бесчеловечной стране…", М. : Интерграф Сервис, 1997. Стр. 78.

АКТ
«1941 года ноября месяца 24 дня, город Рязань.
Мы, нижеподписавшиеся начальник 1-го спецотдела УНКВД по Рязанской области тов. Декань, пом. Рязанского облпрокурора тов. Крючков, пом. Рязанского облпрокурора тов. Нилкин, старший оперуполномоченный 1-го спецотдела сержант ГБ Лаврищев, комендант УНКВД по Рязанской области младший лейтенант ГБ Ерохин составили настоящий акт в том, что нами сего числа на основании Постановления Государственного Комитета Обороны СССР от 17 ноября 1941 года и по постановлению начальника УНКВД и Прокурора по Рязанской области приведены в исполнение приговора судебных органов в отношении 35 осужденных к ВМН – расстрелу <...>»
-------------------------
Ерохин Александр Васильевич. Рязанский Мартиролог.[Электрон. ресурс]. URL: http://stopgulag.org/object/64531221 (дата обращения 2019 г.).

.

Изображения (6)

Изображение
К вопросу об ответственности за массовый террор. Ерохин Александр Васильевич. 19.05.1901- 20.09.1964. Рязань. Комендант Рязанской ЧК, Рязанского ОГПУ, младший лейтенант ГБ, лейтенант комендантского подразделения Рязанского УНКВД, майор госбезопасности. Многолетний руководитель и непосредственный исполнитель расстрелов в Рязани.
Изображение
К вопросу об ответственности за массовый террор. Ерохин Александр Васильевич. 19.05.1901- 20.09.1964. Рязань. Комендант Рязанской ЧК, Рязанского ОГПУ, младший лейтенант ГБ, лейтенант комендантского подразделения Рязанского УНКВД, майор госбезопасности. Многолетний руководитель и непосредственный исполнитель расстрелов в Рязани.
Изображение
К вопросу об ответственности за массовый террор. Ерохин Александр Васильевич (крайний справа) на областной выставке охотичье-промысловых собак с русской гончей по кличке Найда. 1948. Рязань. Кроме Ерохина на снимке: Вышегородцев И.Ф., Бергер Г.М., Воробьев В.С. Ерохин А.В., 1901- 1964. Рязань. Комендант Рязанской ЧК, Рязанского ОГПУ, младший лейтенант ГБ, лейтенант комендантского подразделения Рязанского УНКВД, майор госбезопасности. Многолетний руководитель и непосредственный исполнитель расстрелов в Рязани.
СМ. ПОДРОБНЕЕ: Ерохин Александр Васильевич. Рязанский Мартиролог.[Электрон. ресурс]. URL: http://stopgulag.org/object/64587481 (дата обращения 2019 г.).


.
Изображение
К вопросу об ответственности за массовый террор. Ерохин Александр Васильевич. 19.05.1901- 20.09.1964. Рязань. Комендант Рязанской ЧК, Рязанского ОГПУ, младший лейтенант ГБ, лейтенант комендантского подразделения Рязанского УНКВД, майор госбезопасности. Многолетний руководитель и непосредственный исполнитель расстрелов в Рязани.
Изображение
К вопросу об ответственности за массовый террор. Ерохин Александр Васильевич. 19.05.1901- 20.09.1964. Рязань. Комендант Рязанской ЧК, Рязанского ОГПУ, младший лейтенант ГБ, лейтенант комендантского подразделения Рязанского УНКВД, майор госбезопасности. Многолетний руководитель и непосредственный исполнитель расстрелов в Рязани.
Изображение
К вопросу об ответственности за массовый террор. Ерохин Александр Васильевич. 19.05.1901- 20.09.1964. Рязань. Комендант Рязанской ЧК, Рязанского ОГПУ, младший лейтенант ГБ, лейтенант комендантского подразделения Рязанского УНКВД, майор госбезопасности. Многолетний руководитель и непосредственный исполнитель расстрелов в Рязани.

Дела (8)

Документы (21)

Фонд 8 / Опись 4 / Дело 6 ГПУ-Ряз
1-А. Рязанское ОГПУ. Здание особого отдела, 1-й отдела, оперативного отдела, комендатуры, уполномоченного 13-й дивизии войск ГПУ, внутренняя тюрьма.
г. Рязань, ул. Садовая, д. 44. Точные координаты объекта: 54 градуса, 37 минут, 41 секунда C; 39 градусов, 45 минут, 09 секунд. Во второй половине 19120-х годов в этом здании на пересечении нынешних улиц Свободы и Садовой размещались отделы Рязанского ОГПУ: особого отдела, 1-й отдела, оперативного отдела, комендатуры, уполномоченного 13-й дивизии войск ГПУ. На 2011 год в здании располагалось Следственное управление Следственного Комитета Российской Федерации по Рязанской области. Остановки общественного транспорта "Художественный музей" или "Педагогический Университет".

"...Крайний угловой дом Владимирской улицы [нынешней ул. Свободы - прим. АКРМ], выходит на перекресток с Садовой улицей. Здание это до 1917 года принадлежало семье потомственных купцов Шульгиных. Они держали магазин на Почтовой улице. Торговали галантерейными и мануфактурными товарами. Некоторые Шульгины сотрудничали с большевиками Рязани, помогая им крупными денежными суммами; рубили сук, на котором сидели. В 1920-х годах в бывшем доме Шульгиных размещался губернский отдел ГПУ (наследник ЧК и прообраз НКВД). В том числе - особый отдел, 1-й отдел, оперативный отдел, комендатура, уполномоченный 13-й дивизии войск ГПУ." Из книги Н.Н. Аграмакова "Губернская Рязань", ТСРК "Губенская Рязань", 2010, стр. 131.

"...1925. ГПУ в Рязани помещалось там же, где было раньше ЧК, а теперь — КГБ: в бывшей гостинице Штейерта, напротив бывшего Дворянского собрания, теперешнего Дома офицеров. Подследственных они держали на усадьбе купцов Шульгиных, у которых при доме был большой сад и прекрасная баня, из которой сделали внутреннюю тюрьму..." Из книги Гарасева А. М. "Я жила в самой бесчеловечной стране…", М. : Интерграф Сервис, 1997. Стр. 75-77.
5 изображений, электронная копия
Изображение Изображение Изображение Изображение
Фонд 8 / Опись 4 / Дело 6 ГПУ-Ряз
1-Б. Территория "обкомовского дома" на месте внутренней тюрьмы ОГПУ и места расстрелов.
г. Рязань, ул. Садовая, д. 44. Точные координаты объекта: 54 градуса, 37 минут, 41 секунда C; 39 градусов, 45 минут, 09 секунд. Территория "обкомовского дома", Рязань, улица Свободы, д. 53. Находится на месте сада усадьбы купцов Шульгиных. Здесь во второй половине 1920-х находилась внутренняя тюрьма ОГПУ, на этой территории чекисты производили расстрелы. На этой территории был выстроен дом для семей руководящих работников Рязанского областного комитета коммунистической партии - с охраной, спецсвязью и пр. Остановки общественного транспорта "Художественный музей" или "Педагогический Университет".


"...1925. ГПУ в Рязани помещалось там же, где было раньше ЧК, а теперь — КГБ: в бывшей гостинице Штейерта, напротив бывшего Дворянского собрания, теперешнего Дома офицеров. Подследственных они держали на усадьбе купцов Шульгиных, у которых при доме был большой сад и прекрасная баня, из которой сделали внутреннюю тюрьму. Неподалеку от бани стоял небольшой флигелек, там жил их расстрельщик Ерохин, который получал за каждого расстрелянного 25 рублей, мне об этом рассказали мои надзиратели. Мое пребывание в этой рязанской тюрьме было довольно любопытно. Заключенных в те дни было мало, караулили нас двое надзирателей, довольно симпатичных. Они приносили мне книги, а ночами, когда им было скучно, рассказывали о различных случаях из жизни рязанского ОГПУ... Эти же надзиратели уговаривали меня при встречах здороваться с расстрелыциком Ерохиным, от которого я отворачивалась, когда меня выводили во двор на прогулку, уверяя, что тогда меня выпустят гулять в сад. А сад был действительно прекрасен и обширен! К саду Шульгиных примыкал сад соседнего домовладения — теперь он стал частью нового рязанского пединститута. Чекисты сломали ограду и соединили оба этих сада, там же они и расстреливали..." Из книги Гарасева А. М. "Я жила в самой бесчеловечной стране…", М. : Интерграф Сервис, 1997. Стр. 75-77.
2 изображения, электронная копия
Изображение Изображение Изображение
Фонд 8 / Опись 4 / Дело 8 УНКВД по Рязанской обл
1. Здание УНКВД по Рязанской области. 1940-1950-е.
Улица Астраханская (она же Ленина), дом 46. До революции это здание было частной гостиницей Штейерта, одной из лучших в городе. В полуподвальном помещении здания находилась элитная кондитерская Эйниха и известная булочная. После октябрьского переворота (революции) 1917-го здание было национализировано. И в нем разместился центральный аппарат созданной большевиками Рязанской губернской Чрезвычайной Комиссии по борьбе с контрреволюцией и саботажем.
На фото здание Рязанской ЧК-ГПУ-НКВД-МГБ в 1950-е. Стрелкой на фотографии показана дверь в помещение, где родственникам арестованных в годы советского террора сообщали о судьбе близких, там находилась "Приемная НКВД" (там, где ранее была кондитерская и булочная). По свидетельствам очевидцев, вдоль всего здания стояла очередь людей, пытавшихся хоть что-то узнать об арестованных чекистами родных. Позднее в этом помещении находилась "приёмная Рязанского УКГБ". В настоящее время двери с улицы в этом месте не существует.
1 изображение, фотокопия
Изображение
Фонд 8 / Опись 4 / Дело 12 Ерохин Александр (Рязань, ОГПУ-НКВД).
1. Ерохин Александр Васильевич. (Рязань, ОГПУ-НКВД). 1901-1964. Руководитель и многолетний непосредственный исполнитель расстрелов в Рязани. К вопросу об ответственности за террор.
Ерохин Александр Васильевич. 19.05.1901 – 20.09.1964 гг. Рязань. Комендант Рязанского ПП ОГПУ; комендант УНКВД по Рязанской области, младший лейтенант ГБ (на ноябрь 1941 года, ЦА ФСБ. Ф.7. Т.40. С. 43-47); лейтенант комендантского подразделения Рязанского УНКВД; майор госбезопасности (на 1964 год). Многолетний руководитель и непосредственный исполнитель расстрелов в Рязани (см., например, Акт о расстреле от 24.11.1941 г., АП РФ. Ф.3. Оп.24 Д.378. Л.191).

"...1925. ГПУ в Рязани помещалось там же, где было раньше ЧК, а теперь — КГБ: в бывшей гостинице Штейерта, напротив бывшего Дворянского собрания, теперешнего Дома офицеров. Подследственных они держали на усадьбе купцов Шульгиных, у которых при доме был большой сад и прекрасная баня, из которой сделали внутреннюю тюрьму. Неподалеку от бани стоял небольшой флигелек, там жил их расстрельщик Ерохин, который получал за каждого расстрелянного 25 рублей, мне об этом рассказали мои надзиратели. Мое пребывание в этой рязанской тюрьме было довольно любопытно. Заключенных в те дни было мало, караулили нас двое надзирателей, довольно симпатичных. Они приносили мне книги, а ночами, когда им было скучно, рассказывали о различных случаях из жизни рязанского ОППУ... Эти же надзиратели уговаривали меня при встречах здороваться с расстрелыциком Ерохиным, от которого я отворачивалась, когда меня выводили во двор на прогулку, уверяя, что тогда меня выпустят гулять в сад. А сад был действительно прекрасен и обширен! К саду Шульгиных примыкал сад соседнего домовладения — теперь он стал частью нового рязанского пединститута. Чекисты сломали ограду и соединили оба этих сада, там же они и расстреливали..." Из книги Гарасева А. М. "Я жила в самой бесчеловечной стране…", М. : Интерграф Сервис, 1997. Стр. 75-77.

"... Мне рассказывали, что при строительстве обкомовского дома, в котором потом наш первый секретарь Ларионов покончил самоубийством, при рытье котлована под фундамент находили множество человеческих скелетов, так что все нынешние обкомовские работники в прямом смысле слова живут на человеческих костях...
Ерохин был не только расстрелыциком, но и комендантом всего этого хозяйства, от него многое зависело. А его жена, Маруся, хорошая женщина, была дружна с нашей Анютой Муратовой: еще до того, как Ерохин стал работать в ОГПУ, они жили в одном доме. Потом Муратовы уехали, но знакомство через жен сохранилось, вот почему Анюта и ходила к ней хлопотать обо мне. Она рассказывала, что Маруся давно хотела уйти от Ерохина, постоянно с ним ссорилась, но у нее был маленький ребенок, которого Ерохин ей не отдавал. И ей оставалось только посильно помогать людям, попадавшим в зависимость от мужа. Так однажды, узнав от мужа, у кого следующей ночью намечен обыск, она пошла и прямо предупредила этих людей. Должно быть, за домом вели наблюдение, и когда ничего не нашли, Ерохину сказали, что их предупредила Маруся. Вернувшись домой, он пытался ее застрелить, но чекистам не выдал..."
Из книги Гарасева А. М. "Я жила в самой бесчеловечной стране…", М. : Интерграф Сервис, 1997. Стр. 78.

АКТ
«1941 года ноября месяца 24 дня, город Рязань.
Мы, нижеподписавшиеся начальник 1-го спецотдела УНКВД по Рязанской области тов. Декань, пом. Рязанского облпрокурора тов. Крючков, пом. Рязанского облпрокурора тов. Нилкин, старший оперуполномоченный 1-го спецотдела сержант ГБ Лаврищев, комендант УНКВД по Рязанской области младший лейтенант ГБ Ерохин составили настоящий акт в том, что нами сего числа на основании Постановления Государственного Комитета Обороны СССР от 17 ноября 1941 года и по постановлению начальника УНКВД и Прокурора по Рязанской области приведены в исполнение приговора судебных органов в отношении 35 осужденных к ВМН – расстрелу <...>»
-------------------------
Ерохин Александр Васильевич. Рязанский Мартиролог.[Электрон. ресурс]. URL: http://stopgulag.org/object/64531221 (дата обращения 2019 г.).

.
Международное общество "Мемориал" [Электрон. ресурс]. URL: http://www.memo.ru (2009 - 2013 гг.).
1. РЯЗАНСКИЙ МАРТИРОЛОГ
2 изображения, электронная копия
Изображение Изображение Изображение Изображение Изображение
Фонд 8 / Опись 9 / Дело 1 Сад Шульгиных. Рязань.
1. Расстрелы на "усадьбе Шульгиных".
"... Мне рассказывали, что при строительстве обкомовского дома, в котором потом наш первый секретарь Ларионов покончил самоубийством, при рытье котлована под фундамент находили множество человеческих скелетов, так что все нынешние обкомовские работники в прямом смысле слова живут на человеческих костях... Ерохин был не только расстрелыциком, но и комендантом всего этого хозяйства, от него многое зависело. А его жена, Маруся, хорошая женщина, была дружна с нашей Анютой Муратовой: еще до того, как Ерохин стал работать в ОГПУ, они жили в одном доме. Потом Муратовы уехали, но знакомство через жен сохранилось, вот почему Анюта и ходила к ней хлопотать обо мне. Она рассказывала, что Маруся давно хотела уйти от Ерохина, постоянно с ним ссорилась, но у нее был маленький ребенок, которого Ерохин ей не отдавал. И ей оставалось только посильно помогать людям, попадавшим в зависимость от мужа. Так однажды, узнав от мужа, у кого следующей ночью намечен обыск, она пошла и прямо предупредила этих людей. Должно быть, за домом вели наблюдение, и когда ничего не нашли, Ерохину сказали, что их предупредила Маруся. Вернувшись домой, он пытался ее застрелить, но чекистам не выдал..." (Из книги Гарасева А. М. "Я жила в самой бесчеловечной стране…", М. : Интерграф Сервис, 1997. Стр. 78.)

г. Рязань, ул. Садовая, д. 44. Точные координаты объекта: 54 градуса, 37 минут, 41 секунда C; 39 градусов, 45 минут, 09 секунд. Во второй половине 19120-х годов в этом здании на пересечении нынешних улиц Свободы и Садовой размещались отделы Рязанского ОГПУ: особого отдела, 1-й отдела, оперативного отдела, комендатуры, уполномоченного 13-й дивизии войск ГПУ. На 2011 год в здании располагалось Следственное управление Следственного Комитета Российской Федерации по Рязанской области. Остановки общественного транспорта "Художественный музей" или "Педагогический Университет".

"...Крайний угловой дом Владимирской улицы [нынешней ул. Свободы - прим. АКРМ], выходит на перекресток с Садовой улицей. Здание это до 1917 года принадлежало семье потомственных купцов Шульгиных. Они держали магазин на Почтовой улице. Торговали галантерейными и мануфактурными товарами. В 1920-х годах в бывшем доме Шульгиных размещался губернский отдел ГПУ (наследник ЧК и прообраз НКВД). В том числе - особый отдел, 1-й отдел, оперативный отдел, комендатура, уполномоченный 13-й дивизии войск ГПУ." (Из книги Н.Н. Аграмакова "Губернская Рязань", ТСРК "Губенская Рязань", 2010, стр. 131.)

"Подследственных чекисты держали на усадьбе купцов Шульгиных, у которых при доме был большой сад и прекрасная баня, из которой сделали внутреннюю тюрьму. Неподалеку от бани стоял небольшой флигелек, там жил их расстрельщик Ерохин, который получал за каждого расстрелянного 25 рублей..." (Из воспоминаний рязанки Анны Михайловны Гарасевой, политзаключенной 1920-х годов).
А.Ю. Блинушов. Политические репрессии в Рязани. Путеводитель. Красноярск : ПИК "Офсет", 2011.
Аграмаков Н.Н. "Губернская Рязань", ТСРК "Губенская Рязань", 2010
Гарасева А.М. Я жила в самой бесчеловечной стране…: Воспоминания анархистки. М., Интерграф Сервис, 1997.
1. РЯЗАНСКИЙ МАРТИРОЛОГ
3 изображения, электронная копия
Изображение Изображение Изображение Изображение Изображение
Фонд 8 / Опись 9 / Дело 4 УНКВД.
1. Свидетельства о расстрелах в 1941 г.
Свидетельство Гарасевой Анны Михайловны о расстрелах в помещениях Рязанского УНКВД в 1941 г.:
" <...> О том, как это происходило осенью 1941 года в Рязани, мне рассказала моя знакомая, ныне уже умершая А.П.Радугина. Она была довольно известным адвокатом, и ей «по разнарядке» пришлось в суде «защищать» рязанского прокурора — случай во всех отношениях необычный как потому, что прокурор попал под суд, так и по тому, за что его судили.

Как я сказала выше, немецкие войска не наступали на Рязань. Здесь фронт был как бы разорван: одна группа армий была втянута в битву за Москву, другие армии наступали южнее. Но страшный приказ об уничтожении заключенных не миновал наш город.

Поскольку прокурор обязан по закону присутствовать при вынесении приговора обвиняемому, то осенью 1941 года рязанский прокурор был вызван в местное УНКВД. Тогда оно занимало тот же угловой дом между улицами Ленина и Подбельского, в котором размещается нынешнее КГБ.

Здесь все было оборудовано для расстрелов, и сюда доставляли заключенных из рязанских тюрем, которых было несколько в городе и за городом. Заключенный шел через комнаты, в одной из которых в полу был сделан люк в подвал, а в стене — отверстие, за которым сидел стрелок. В этой же комнате находился и прокурор. Когда обреченный доходил до люка, прокурор, стоявший с поднятой рукой, опускал ее, раздавался выстрел, люк раскрывался, и труп падал в подвал.

Махать приходилось так часто, что на третий день прокурор устал и опустил руку непроизвольно, когда в комнату вошел охранник или служащий, чуть ли не слесарь, чтобы исправить механизм люка. Раздался выстрел, и человек был убит.

Прокурор был отдан под суд и, несмотря на его многочисленные прошения в Москву, был осужден по обвинению в «преступной халатности», получив за это два с половиной года.

Впрочем, и этот срок он не просидел, а после XX съезда партии потребовал реабилитации как «жертва репрессий», получил ее вместе с персональной пенсией, и при встречах со своим адвокатом всегда упрекал ее, что она его «плохо защищала»..."

ЧИТАТЬ ОНЛАЙН мемуары Гарасевой Анны Михайловны: http://issuu.com/memorial62/docs/garaseva-ryazan-russia
----------------------------------
АКТ
«1941 года ноября месяца 24 дня, город Рязань.
Мы, нижеподписавшиеся начальник 1-го спецотдела УНКВД по Рязанской области тов. Декань, пом. Рязанского облпрокурора тов. Крючков, пом. Рязанского облпрокурора тов. Нилкин, старший оперуполномоченный 1-го спецотдела сержант ГБ Лаврищев, комендант УНКВД по Рязанской области младший лейтенант ГБ Ерохин составили настоящий акт в том, что нами сего числа на основании Постановления Государственного Комитета Обороны СССР от 17 ноября 1941 года и по постановлению начальника УНКВД и Прокурора по Рязанской области приведены в исполнение приговора судебных органов в отношении 35 осужденных к ВМН – расстрелу <...>»
Гарасева А.М. Я жила в самой бесчеловечной стране…: Воспоминания анархистки. М., Интерграф Сервис, 1997.
ФАЙЛ DOC ДЛЯ СКАЧИВАНИЯ. Гарасева Анна Михайловна. Я жила в самой бесчеловечной стране… : Воспоминания анархистки, doc
Я жила в самой бесчеловечной стране… : Воспоминания анархистки / лит. запись, вступ. ст., коммент, и указ. А. Л. Никитина. - М. : Интерграф Сервис, 1997. - 335 с. : портр. - (Семейный архив. XX век).
электронная копия
Изображение Изображение Изображение Изображение Изображение
Фонд 8 / Опись 4 / Дело 12 Ерохин Александр (Рязань, ОГПУ-НКВД).
2. "Там же они и расстреливали". Чекист Ерохин А. В. и его деятельность в 1920-1930-е годы. К вопросу об ответственности за террор.
"Там же они и расстреливали". Чекист Ерохин А. В. и его деятельность в 1920-1930-е годы. К вопросу об ответственности за террор.
А.Ю. Блинушов. Политические репрессии в Рязани. Путеводитель. Красноярск : ПИК "Офсет", 2011.
1. РЯЗАНСКИЙ МАРТИРОЛОГ
4 изображения, электронная копия
Изображение Изображение Изображение Изображение Изображение
Фонд 8 / Опись 9 / Дело 1 Сад Шульгиных. Рязань.
2. "Там же они и расстреливали" (Дом Шульгиных, сад Шульгиных - комендантское подразделение Рязанской ЧК-ОГПУ, внутренняя тюрьма). Путеводитель.
Путеводитель. "Там же они и расстреливали" (Дом Шульгиных, сад Шульгиных - комендантское подразделение Рязанской ЧК-ОГПУ, внутренняя тюрьма).
"Политические репрессии в Рязани. Путеводитель / Сост. А.Ю. Блинушов. – Красноярск : ПИК "Офсет", 2011. – 232 страницы." Стр. 23-27.
А.Ю. Блинушов. Политические репрессии в Рязани. Путеводитель. Красноярск : ПИК "Офсет", 2011.
1. РЯЗАНСКИЙ МАРТИРОЛОГ
5 изображений, электронная копия
Изображение Изображение Изображение Изображение Изображение
Фонд 7 / Опись 17 / Дело 4
3. Старообрядческая церковь Рязани в первой половине ХХ века. К вопросу о захоронениях
Осенью 1937 – весной 1938 года здесь производились тайные захоронения расстрелянных. Старообрядческая церковь в первой половине ХХ века была обособленной, огороженной территорией за Скорбященским кладбищем города. Видимо, этим она и приглянулась чекистам. Церковь была закрыта, а в двух кирпичных домах, находящихся на территории, были поселены семьи сотрудников Рязанского управления НКВД.
3 изображения
Изображение Изображение Изображение
Фонд 8 / Опись 4 / Дело 8 УНКВД по Рязанской обл
3. "Большой террор" и Рязанская Тройка УНКВД
Большой террор и Рязанская Тройка УНКВД (массовые репрессии 1937-1938 годов). Работа Ирошникова Дениса Владимировича и Блинушова Андрея Юрьевича.
"Политические репрессии в Рязани. Путеводитель / Сост. А.Ю. Блинушов. – Красноярск : ПИК "Офсет", 2011. – 232 страницы." Стр. 66 - 80
А.Ю. Блинушов. Политические репрессии в Рязани. Путеводитель. Красноярск : ПИК "Офсет", 2011.
Изображение Изображение Изображение Изображение Изображение Изображение Изображение Изображение Изображение Изображение Изображение Изображение Изображение Изображение
Фонд 8 / Опись 4 / Дело 12 Ерохин Александр (Рязань, ОГПУ-НКВД).
3. Ерохин Александр Васильевич на выставке охотичье-промысловых собак. 1948. Рязань. ЧК-ОГПУ-НКВД. К вопросу об ответственности за террор.
Ерохин Александр Васильевич (крайний справа) на областной выставке охотичье-промысловых собак с русской гончей по кличке Найда. 1948. Рязань.

Кроме Ерохина на снимке: Вышегородцев И.Ф., Бергер Г.М., Воробьев В.С.

Ерохин Александр Васильевич. 19.05.1901 – 20.09.1964 гг. Рязань. Комендант Рязанского ПП ОГПУ; комендант УНКВД по Рязанской области, младший лейтенант ГБ (на ноябрь 1941 года, ЦА ФСБ. Ф.7. Т.40. С. 43-47); лейтенант комендантского подразделения Рязанского УНКВД; майор госбезопасности (на 1964 год). Многолетний руководитель и непосредственный исполнитель расстрелов в Рязани (см., например, Акт о расстреле от 24.11.1941 г., АП РФ. Ф.3. Оп.24 Д.378. Л.191).

"...1925. ГПУ в Рязани помещалось там же, где было раньше ЧК, а теперь — КГБ: в бывшей гостинице Штейерта, напротив бывшего Дворянского собрания, теперешнего Дома офицеров. Подследственных они держали на усадьбе купцов Шульгиных, у которых при доме был большой сад и прекрасная баня, из которой сделали внутреннюю тюрьму. Неподалеку от бани стоял небольшой флигелек, там жил их расстрельщик Ерохин, который получал за каждого расстрелянного 25 рублей, мне об этом рассказали мои надзиратели. Мое пребывание в этой рязанской тюрьме было довольно любопытно. Заключенных в те дни было мало, караулили нас двое надзирателей, довольно симпатичных. Они приносили мне книги, а ночами, когда им было скучно, рассказывали о различных случаях из жизни рязанского ОППУ... Эти же надзиратели уговаривали меня при встречах здороваться с расстрелыциком Ерохиным, от которого я отворачивалась, когда меня выводили во двор на прогулку, уверяя, что тогда меня выпустят гулять в сад. А сад был действительно прекрасен и обширен! К саду Шульгиных примыкал сад соседнего домовладения — теперь он стал частью нового рязанского пединститута. Чекисты сломали ограду и соединили оба этих сада, там же они и расстреливали..." Из книги Гарасева А. М. "Я жила в самой бесчеловечной стране…", М. : Интерграф Сервис, 1997. Стр. 75-77.

"... Мне рассказывали, что при строительстве обкомовского дома, в котором потом наш первый секретарь Ларионов покончил самоубийством, при рытье котлована под фундамент находили множество человеческих скелетов, так что все нынешние обкомовские работники в прямом смысле слова живут на человеческих костях...
Ерохин был не только расстрелыциком, но и комендантом всего этого хозяйства, от него многое зависело. А его жена, Маруся, хорошая женщина, была дружна с нашей Анютой Муратовой: еще до того, как Ерохин стал работать в ОГПУ, они жили в одном доме. Потом Муратовы уехали, но знакомство через жен сохранилось, вот почему Анюта и ходила к ней хлопотать обо мне. Она рассказывала, что Маруся давно хотела уйти от Ерохина, постоянно с ним ссорилась, но у нее был маленький ребенок, которого Ерохин ей не отдавал. И ей оставалось только посильно помогать людям, попадавшим в зависимость от мужа. Так однажды, узнав от мужа, у кого следующей ночью намечен обыск, она пошла и прямо предупредила этих людей. Должно быть, за домом вели наблюдение, и когда ничего не нашли, Ерохину сказали, что их предупредила Маруся. Вернувшись домой, он пытался ее застрелить, но чекистам не выдал..."
Из книги Гарасева А. М. "Я жила в самой бесчеловечной стране…", М. : Интерграф Сервис, 1997. Стр. 78.

АКТ
«1941 года ноября месяца 24 дня, город Рязань.
Мы, нижеподписавшиеся начальник 1-го спецотдела УНКВД по Рязанской области тов. Декань, пом. Рязанского облпрокурора тов. Крючков, пом. Рязанского облпрокурора тов. Нилкин, старший оперуполномоченный 1-го спецотдела сержант ГБ Лаврищев, комендант УНКВД по Рязанской области младший лейтенант ГБ Ерохин составили настоящий акт в том, что нами сего числа на основании Постановления Государственного Комитета Обороны СССР от 17 ноября 1941 года и по постановлению начальника УНКВД и Прокурора по Рязанской области приведены в исполнение приговора судебных органов в отношении 35 осужденных к ВМН – расстрелу <...>»
-------------------------
Ерохин Александр Васильевич. Рязанский Мартиролог.[Электрон. ресурс]. URL: http://stopgulag.org/object/64531221 (дата обращения 2019 г.).

.
1. РЯЗАНСКИЙ МАРТИРОЛОГ
2 изображения, электронная копия
Изображение Изображение
Фонд 8 / Опись 9 / Дело 2 Расстрел-Тюрьма
3. Расстрелы политзаключенных Рязанской тюрьмы 2 декабря 1937
2 декабря 1937 года оперуполномоченный НКВД С. Лаврищев подписал документы о расстреле ночью (по неполным пока данным) 22 заключенных рязанской тюрьмы, обвиняемых по политической 58-й статье. Среди казненных были 11 колхозников, трое рабочих, трое служащих, пятеро священнослужителей и членов церковных советов. По данным Архивной коллекции Рязанского "Мемориала" (АКРМ) в 1941 году С. Лаврищев фигурирует (также в расстрельных актах) уже как старший оперуполномоченный 1-го спецотдела, сержант государственной безопасности.
Книга памяти Рязанской обл.
1. РЯЗАНСКИЙ МАРТИРОЛОГ
2 изображения, электронная копия
Изображение Изображение
Фонд 8 / Опись 9 / Дело 2 Расстрел-Тюрьма
5. Ерохин Александр Васильевич. Рязань, ОГПУ-НКВД). 1901-1964. Руководитель и многолетний непосредственный исполнитель расстрелов в Рязани. К вопросу об ответственности за террор.
Ерохин Александр Васильевич. 19.05.1901 – 20.09.1964 гг. Рязань. Комендант Рязанского ПП ОГПУ; комендант УНКВД по Рязанской области, младший лейтенант ГБ (на ноябрь 1941 года, ЦА ФСБ. Ф.7. Т.40. С. 43-47); лейтенант комендантского подразделения Рязанского УНКВД; майор госбезопасности (на 1964 год). Многолетний руководитель и непосредственный исполнитель расстрелов в Рязани (см., например, Акт о расстреле от 24.11.1941 г., АП РФ. Ф.3. Оп.24 Д.378. Л.191).

"...1925. ГПУ в Рязани помещалось там же, где было раньше ЧК, а теперь — КГБ: в бывшей гостинице Штейерта, напротив бывшего Дворянского собрания, теперешнего Дома офицеров. Подследственных они держали на усадьбе купцов Шульгиных, у которых при доме был большой сад и прекрасная баня, из которой сделали внутреннюю тюрьму. Неподалеку от бани стоял небольшой флигелек, там жил их расстрельщик Ерохин, который получал за каждого расстрелянного 25 рублей, мне об этом рассказали мои надзиратели. Мое пребывание в этой рязанской тюрьме было довольно любопытно. Заключенных в те дни было мало, караулили нас двое надзирателей, довольно симпатичных. Они приносили мне книги, а ночами, когда им было скучно, рассказывали о различных случаях из жизни рязанского ОППУ... Эти же надзиратели уговаривали меня при встречах здороваться с расстрелыциком Ерохиным, от которого я отворачивалась, когда меня выводили во двор на прогулку, уверяя, что тогда меня выпустят гулять в сад. А сад был действительно прекрасен и обширен! К саду Шульгиных примыкал сад соседнего домовладения — теперь он стал частью нового рязанского пединститута. Чекисты сломали ограду и соединили оба этих сада, там же они и расстреливали..." Из книги Гарасева А. М. "Я жила в самой бесчеловечной стране…", М. : Интерграф Сервис, 1997. Стр. 75-77.

"... Мне рассказывали, что при строительстве обкомовского дома, в котором потом наш первый секретарь Ларионов покончил самоубийством, при рытье котлована под фундамент находили множество человеческих скелетов, так что все нынешние обкомовские работники в прямом смысле слова живут на человеческих костях...
Ерохин был не только расстрелыциком, но и комендантом всего этого хозяйства, от него многое зависело. А его жена, Маруся, хорошая женщина, была дружна с нашей Анютой Муратовой: еще до того, как Ерохин стал работать в ОГПУ, они жили в одном доме. Потом Муратовы уехали, но знакомство через жен сохранилось, вот почему Анюта и ходила к ней хлопотать обо мне. Она рассказывала, что Маруся давно хотела уйти от Ерохина, постоянно с ним ссорилась, но у нее был маленький ребенок, которого Ерохин ей не отдавал. И ей оставалось только посильно помогать людям, попадавшим в зависимость от мужа. Так однажды, узнав от мужа, у кого следующей ночью намечен обыск, она пошла и прямо предупредила этих людей. Должно быть, за домом вели наблюдение, и когда ничего не нашли, Ерохину сказали, что их предупредила Маруся. Вернувшись домой, он пытался ее застрелить, но чекистам не выдал..."
Из книги Гарасева А. М. "Я жила в самой бесчеловечной стране…", М. : Интерграф Сервис, 1997. Стр. 78.

АКТ
«1941 года ноября месяца 24 дня, город Рязань.
Мы, нижеподписавшиеся начальник 1-го спецотдела УНКВД по Рязанской области тов. Декань, пом. Рязанского облпрокурора тов. Крючков, пом. Рязанского облпрокурора тов. Нилкин, старший оперуполномоченный 1-го спецотдела сержант ГБ Лаврищев, комендант УНКВД по Рязанской области младший лейтенант ГБ Ерохин составили настоящий акт в том, что нами сего числа на основании Постановления Государственного Комитета Обороны СССР от 17 ноября 1941 года и по постановлению начальника УНКВД и Прокурора по Рязанской области приведены в исполнение приговора судебных органов в отношении 35 осужденных к ВМН – расстрелу <...>»
-------------------------
Ерохин Александр Васильевич. Рязанский Мартиролог.[Электрон. ресурс]. URL: http://stopgulag.org/object/64531221 (дата обращения 2019 г.).

.
Гарасева А.М. Я жила в самой бесчеловечной стране…: Воспоминания анархистки. М., Интерграф Сервис, 1997.
Международное общество "Мемориал" [Электрон. ресурс]. URL: http://www.memo.ru (2009 - 2013 гг.).
1. РЯЗАНСКИЙ МАРТИРОЛОГ
2 изображения, электронная копия
Изображение Изображение Изображение
Фонд 8 / Опись 9 / Дело 4 УНКВД.
5. Ерохин Александр Васильевич. Рязань. ЧК-ОГПУ-НКВД. 1901-1964. Руководитель и многолетний непосредственный исполнитель расстрелов в Рязани. К вопросу об ответственности за террор.
Ерохин Александр Васильевич. 19.05.1901 – 20.09.1964 гг. Рязань. Комендант Рязанского ПП ОГПУ; комендант УНКВД по Рязанской области, младший лейтенант ГБ (на ноябрь 1941 года, ЦА ФСБ. Ф.7. Т.40. С. 43-47); лейтенант комендантского подразделения Рязанского УНКВД; майор госбезопасности (на 1964 год). Многолетний руководитель и непосредственный исполнитель расстрелов в Рязани (см., например, Акт о расстреле от 24.11.1941 г., АП РФ. Ф.3. Оп.24 Д.378. Л.191).

"...1925. ГПУ в Рязани помещалось там же, где было раньше ЧК, а теперь — КГБ: в бывшей гостинице Штейерта, напротив бывшего Дворянского собрания, теперешнего Дома офицеров. Подследственных они держали на усадьбе купцов Шульгиных, у которых при доме был большой сад и прекрасная баня, из которой сделали внутреннюю тюрьму. Неподалеку от бани стоял небольшой флигелек, там жил их расстрельщик Ерохин, который получал за каждого расстрелянного 25 рублей, мне об этом рассказали мои надзиратели. Мое пребывание в этой рязанской тюрьме было довольно любопытно. Заключенных в те дни было мало, караулили нас двое надзирателей, довольно симпатичных. Они приносили мне книги, а ночами, когда им было скучно, рассказывали о различных случаях из жизни рязанского ОППУ... Эти же надзиратели уговаривали меня при встречах здороваться с расстрелыциком Ерохиным, от которого я отворачивалась, когда меня выводили во двор на прогулку, уверяя, что тогда меня выпустят гулять в сад. А сад был действительно прекрасен и обширен! К саду Шульгиных примыкал сад соседнего домовладения — теперь он стал частью нового рязанского пединститута. Чекисты сломали ограду и соединили оба этих сада, там же они и расстреливали..." Из книги Гарасева А. М. "Я жила в самой бесчеловечной стране…", М. : Интерграф Сервис, 1997. Стр. 75-77.

"... Мне рассказывали, что при строительстве обкомовского дома, в котором потом наш первый секретарь Ларионов покончил самоубийством, при рытье котлована под фундамент находили множество человеческих скелетов, так что все нынешние обкомовские работники в прямом смысле слова живут на человеческих костях...
Ерохин был не только расстрелыциком, но и комендантом всего этого хозяйства, от него многое зависело. А его жена, Маруся, хорошая женщина, была дружна с нашей Анютой Муратовой: еще до того, как Ерохин стал работать в ОГПУ, они жили в одном доме. Потом Муратовы уехали, но знакомство через жен сохранилось, вот почему Анюта и ходила к ней хлопотать обо мне. Она рассказывала, что Маруся давно хотела уйти от Ерохина, постоянно с ним ссорилась, но у нее был маленький ребенок, которого Ерохин ей не отдавал. И ей оставалось только посильно помогать людям, попадавшим в зависимость от мужа. Так однажды, узнав от мужа, у кого следующей ночью намечен обыск, она пошла и прямо предупредила этих людей. Должно быть, за домом вели наблюдение, и когда ничего не нашли, Ерохину сказали, что их предупредила Маруся. Вернувшись домой, он пытался ее застрелить, но чекистам не выдал..."
Из книги Гарасева А. М. "Я жила в самой бесчеловечной стране…", М. : Интерграф Сервис, 1997. Стр. 78.

АКТ
«1941 года ноября месяца 24 дня, город Рязань.
Мы, нижеподписавшиеся начальник 1-го спецотдела УНКВД по Рязанской области тов. Декань, пом. Рязанского облпрокурора тов. Крючков, пом. Рязанского облпрокурора тов. Нилкин, старший оперуполномоченный 1-го спецотдела сержант ГБ Лаврищев, комендант УНКВД по Рязанской области младший лейтенант ГБ Ерохин составили настоящий акт в том, что нами сего числа на основании Постановления Государственного Комитета Обороны СССР от 17 ноября 1941 года и по постановлению начальника УНКВД и Прокурора по Рязанской области приведены в исполнение приговора судебных органов в отношении 35 осужденных к ВМН – расстрелу <...>»
-------------------------
Ерохин Александр Васильевич. Рязанский Мартиролог.[Электрон. ресурс]. URL: http://stopgulag.org/object/64531221 (дата обращения 2019 г.).

.
Гарасева А.М. Я жила в самой бесчеловечной стране…: Воспоминания анархистки. М., Интерграф Сервис, 1997.
Международное общество "Мемориал" [Электрон. ресурс]. URL: http://www.memo.ru (2009 - 2013 гг.).
1. РЯЗАНСКИЙ МАРТИРОЛОГ
2 изображения, электронная копия
Изображение Изображение Изображение Изображение Изображение Изображение Изображение
Фонд 8 / Опись 4 / Дело 9 Вершинин Сергей Яковлевич. ЧК-НКВД.
6. Рязанская Тройка УНКВД под руководством Вершинина С. Я. в годы "Большого террора" 1937-1938.
Рязанская Тройка УНКВД под руководством чекиста Вершинина Сергея Яковлевича в годы "Большого террора" 1937-1938. (см. также раздел "Рязанский Мартиролог")
"Политические репрессии в Рязани. Путеводитель / Сост. А.Ю. Блинушов. – Красноярск : ПИК "Офсет", 2011. – 232 страницы." Стр. 66-78
А.Ю. Блинушов. Политические репрессии в Рязани. Путеводитель. Красноярск : ПИК "Офсет", 2011.
1. РЯЗАНСКИЙ МАРТИРОЛОГ
Изображение Изображение Изображение Изображение Изображение Изображение Изображение Изображение Изображение Изображение Изображение Изображение Изображение
Фонд 8 / Опись 4 / Дело 8 УНКВД по Рязанской обл
10. Ерохин Александр (Рязань). ЧК-ОГПУ-НКВД. Руководитель и многолетний непосредственный исполнитель расстрелов в Рязани. К вопросу об ответственности за террор.
Комендант Рязанской ЧК, Рязанского ОГПУ, лейтенант комендантского подразделения Рязанского УНКВД. Руководитель и многолетний непосредственный исполнитель расстрелов в Рязани.

"...1925. ГПУ в Рязани помещалось там же, где было раньше ЧК, а теперь — КГБ: в бывшей гостинице Штейерта, напротив бывшего Дворянского собрания, теперешнего Дома офицеров. Подследственных они держали на усадьбе купцов Шульгиных, у которых при доме был большой сад и прекрасная баня, из которой сделали внутреннюю тюрьму. Неподалеку от бани стоял небольшой флигелек, там жил их расстрельщик Ерохин, который получал за каждого расстрелянного 25 рублей, мне об этом рассказали мои надзиратели. Мое пребывание в этой рязанской тюрьме было довольно любопытно. Заключенных в те дни было мало, караулили нас двое надзирателей, довольно симпатичных. Они приносили мне книги, а ночами, когда им было скучно, рассказывали о различных случаях из жизни рязанского ОППУ... Эти же надзиратели уговаривали меня при встречах здороваться с расстрелыциком Ерохиным, от которого я отворачивалась, когда меня выводили во двор на прогулку, уверяя, что тогда меня выпустят гулять в сад. А сад был действительно прекрасен и обширен! К саду Шульгиных примыкал сад соседнего домовладения — теперь он стал частью нового рязанского пединститута. Чекисты сломали ограду и соединили оба этих сада, там же они и расстреливали..." Из книги Гарасева А. М. "Я жила в самой бесчеловечной стране…", М. : Интерграф Сервис, 1997. Стр. 75-77.

"... Мне рассказывали, что при строительстве обкомовского дома, в котором потом наш первый секретарь Ларионов покончил самоубийством, при рытье котлована под фундамент находили множество человеческих скелетов, так что все нынешние обкомовские работники в прямом смысле слова живут на человеческих костях...
Ерохин был не только расстрелыциком, но и комендантом всего этого хозяйства, от него многое зависело. А его жена, Маруся, хорошая женщина, была дружна с нашей Анютой Муратовой: еще до того, как Ерохин стал работать в ОГПУ, они жили в одном доме. Потом Муратовы уехали, но знакомство через жен сохранилось, вот почему Анюта и ходила к ней хлопотать обо мне. Она рассказывала, что Маруся давно хотела уйти от Ерохина, постоянно с ним ссорилась, но у нее был маленький ребенок, которого Ерохин ей не отдавал. И ей оставалось только посильно помогать людям, попадавшим в зависимость от мужа. Так однажды, узнав от мужа, у кого следующей ночью намечен обыск, она пошла и прямо предупредила этих людей. Должно быть, за домом вели наблюдение, и когда ничего не нашли, Ерохину сказали, что их предупредила Маруся. Вернувшись домой, он пытался ее застрелить, но чекистам не выдал..."
Из книги Гарасева А. М. "Я жила в самой бесчеловечной стране…", М. : Интерграф Сервис, 1997. Стр. 78.

АКТ
«1941 года ноября месяца 24 дня, город Рязань.
Мы, нижеподписавшиеся начальник 1-го спецотдела УНКВД по Рязанской области тов. Декань, пом. Рязанского облпрокурора тов. Крючков, пом. Рязанского облпрокурора тов. Нилкин, старший оперуполномоченный 1-го спецотдела сержант ГБ Лаврищев, комендант УНКВД по Рязанской области младший лейтенант ГБ Ерохин составили настоящий акт в том, что нами сего числа на основании Постановления Государственного Комитета Обороны СССР от 17 ноября 1941 года и по постановлению начальника УНКВД и Прокурора по Рязанской области приведены в исполнение приговора судебных органов в отношении 35 осужденных к ВМН – расстрелу <...>»
электронная копия
Изображение Изображение Изображение Изображение Изображение Изображение
Фонд 8 / Опись 4 / Дело 8 УНКВД по Рязанской обл
16. Расстрелы сотрудниками Рязанского УНКВД политзаключенных Рязанской тюрьмы 2 декабря 1937 года.
2 декабря 1937 года оперуполномоченный Рязанского УНКВД С. Лаврищев подписал документы о расстреле ночью (по неполным пока данным) 22 заключенных рязанской тюрьмы, обвиняемых по политической 58-й статье.

Среди казненных были 11 колхозников, трое рабочих, трое служащих, пятеро священнослужителей и членов церковных советов.

По данным Архивной коллекции Рязанского "Мемориала" (АКРМ) в 1941 году С. Лаврищев фигурирует (также в расстрельных актах) уже как старший оперуполномоченный 1-го спецотдела, сержант государственной безопасности Рязанского УНКВД.
Книга памяти Рязанской обл.
1. РЯЗАНСКИЙ МАРТИРОЛОГ
2 изображения, электронная копия
Изображение
Фонд 7 / Опись 21 / Дело 1
19. Рязанское ОГПУ. Здание особого отдела, 1-й отдела, оперативного отдела, комендатуры, уполномоченного 13-й дивизии войск ГПУ, внутренняя тюрьма.
г. Рязань, ул. Садовая, д. 44. Точные координаты объекта: 54 градуса, 37 минут, 41 секунда C; 39 градусов, 45 минут, 09 секунд.

Во второй половине 19120-х годов в этом здании на пересечении нынешних улиц Свободы и Садовой размещались отделы Рязанского ОГПУ: особого отдела, 1-й отдела, оперативного отдела, комендатуры, уполномоченного 13-й дивизии войск ГПУ.

На 2011 год в здании располагалось Следственное управление Следственного Комитета Российской Федерации по Рязанской области.

Остановки общественного транспорта "Художественный музей" или "Педагогический Университет".

"...Крайний угловой дом Владимирской улицы [нынешней ул. Свободы - прим. АКРМ], выходит на перекресток с Садовой улицей. Здание это до 1917 года принадлежало семье потомственных купцов Шульгиных. Они держали магазин на Почтовой улице. Торговали галантерейными и мануфактурными товарами. В 1920-х годах в бывшем доме Шульгиных размещался губернский отдел ГПУ (наследник ЧК и прообраз НКВД). В том числе - особый отдел, 1-й отдел, оперативный отдел, комендатура, уполномоченный 13-й дивизии войск ГПУ."
(Из книги Н.Н. Аграмакова "Губернская Рязань", ТСРК "Губенская Рязань", 2010, стр. 131.)

"...1925. ГПУ в Рязани помещалось там же, где было раньше ЧК, а теперь — КГБ: в бывшей гостинице Штейерта, напротив бывшего Дворянского собрания, теперешнего Дома офицеров. Подследственных они держали на усадьбе купцов Шульгиных, у которых при доме был большой сад и прекрасная баня, из которой сделали внутреннюю тюрьму..."
(Из книги Гарасева А. М. "Я жила в самой бесчеловечной стране…", М. : Интерграф Сервис, 1997. Стр. 75-77.)

Улицы Рязани. Рязань достопримечательности. Рязань фото. История Рязани. Рязанцы.
А.Ю. Блинушов. Политические репрессии в Рязани. Путеводитель. Красноярск : ПИК "Офсет", 2011.
Аграмаков Н.Н. "Губернская Рязань", ТСРК "Губенская Рязань", 2010
Гарасева А.М. Я жила в самой бесчеловечной стране…: Воспоминания анархистки. М., Интерграф Сервис, 1997.
1. РЯЗАНСКИЙ МАРТИРОЛОГ
2 изображения, электронная копия
Изображение Изображение
Фонд 7 / Опись 21 / Дело 1
20. Территория "обкомовского дома" на месте внутренней тюрьмы ОГПУ и места расстрелов.
г. Рязань, ул. Садовая, д. 44. Точные координаты объекта: 54 градуса, 37 минут, 41 секунда C; 39 градусов, 45 минут, 09 секунд.

Территория "обкомовского дома", Рязань, улица Свободы, д. 53. Находится на месте сада усадьбы купцов Шульгиных.

Здесь во второй половине 1920-х находилась внутренняя тюрьма ОГПУ, на этой территории, по свидетельствам современников, чекисты производили расстрелы.

На этой территории был выстроен дом для семей руководящих работников Рязанского областного комитета коммунистической партии - с охраной, спецсвязью и пр. Остановки общественного транспорта "Художественный музей" или "Педагогический Университет".


"...1925. ГПУ в Рязани помещалось там же, где было раньше ЧК, а теперь — КГБ: в бывшей гостинице Штейерта, напротив бывшего Дворянского собрания, теперешнего Дома офицеров. Подследственных они держали на усадьбе купцов Шульгиных, у которых при доме был большой сад и прекрасная баня, из которой сделали внутреннюю тюрьму.

Неподалеку от бани стоял небольшой флигелек, там жил их расстрельщик Ерохин, который получал за каждого расстрелянного 25 рублей, мне об этом рассказали мои надзиратели.

Мое пребывание в этой рязанской тюрьме было довольно любопытно. Заключенных в те дни было мало, караулили нас двое надзирателей, довольно симпатичных.

Они приносили мне книги, а ночами, когда им было скучно, рассказывали о различных случаях из жизни рязанского ОГПУ...

Эти же надзиратели уговаривали меня при встречах здороваться с расстрелыциком Ерохиным, от которого я отворачивалась, когда меня выводили во двор на прогулку, уверяя, что тогда меня выпустят гулять в сад.

А сад был действительно прекрасен и обширен! К саду Шульгиных примыкал сад соседнего домовладения — теперь он стал частью нового рязанского пединститута.

Чекисты сломали ограду и соединили оба этих сада, там же они и расстреливали..."

(Из книги Гарасевой А. М. "Я жила в самой бесчеловечной стране…", М. : Интерграф Сервис, 1997. Стр. 75-77.)

Улицы Рязани. Рязань достопримечательности. Рязань фото. История Рязани. Рязанцы.
Рязанское историко-просветительское общество Мемориал
2 изображения, электронная копия
Изображение Изображение
Фонд 8 / Опись 4 / Дело 8 УНКВД по Рязанской обл
24. Свидетельства о расстрелах сотрудниками Рязанского УНКВД в 1941 году.
Свидетельство Гарасевой Анны Михайловны о расстрелах в помещениях Рязанского УНКВД в 1941 г.:
" <...> О том, как это происходило осенью 1941 года в Рязани, мне рассказала моя знакомая, ныне уже умершая А.П.Радугина. Она была довольно известным адвокатом, и ей «по разнарядке» пришлось в суде «защищать» рязанского прокурора — случай во всех отношениях необычный как потому, что прокурор попал под суд, так и по тому, за что его судили.

Как я сказала выше, немецкие войска не наступали на Рязань. Здесь фронт был как бы разорван: одна группа армий была втянута в битву за Москву, другие армии наступали южнее. Но страшный приказ об уничтожении заключенных не миновал наш город.

Поскольку прокурор обязан по закону присутствовать при вынесении приговора обвиняемому, то осенью 1941 года рязанский прокурор был вызван в местное УНКВД. Тогда оно занимало тот же угловой дом между улицами Ленина и Подбельского, в котором размещается нынешнее КГБ.

Здесь все было оборудовано для расстрелов, и сюда доставляли заключенных из рязанских тюрем, которых было несколько в городе и за городом. Заключенный шел через комнаты, в одной из которых в полу был сделан люк в подвал, а в стене — отверстие, за которым сидел стрелок. В этой же комнате находился и прокурор. Когда обреченный доходил до люка, прокурор, стоявший с поднятой рукой, опускал ее, раздавался выстрел, люк раскрывался, и труп падал в подвал.

Махать приходилось так часто, что на третий день прокурор устал и опустил руку непроизвольно, когда в комнату вошел охранник или служащий, чуть ли не слесарь, чтобы исправить механизм люка. Раздался выстрел, и человек был убит.

Прокурор был отдан под суд и, несмотря на его многочисленные прошения в Москву, был осужден по обвинению в «преступной халатности», получив за это два с половиной года.

Впрочем, и этот срок он не просидел, а после XX съезда партии потребовал реабилитации как «жертва репрессий», получил ее вместе с персональной пенсией, и при встречах со своим адвокатом всегда упрекал ее, что она его «плохо защищала»..."

ЧИТАТЬ ОНЛАЙН мемуары Гарасевой Анны Михайловны: http://issuu.com/memorial62/docs/garaseva-ryazan-russia
----------------------------------
АКТ
«1941 года ноября месяца 24 дня, город Рязань.
Мы, нижеподписавшиеся начальник 1-го спецотдела УНКВД по Рязанской области тов. Декань, пом. Рязанского облпрокурора тов. Крючков, пом. Рязанского облпрокурора тов. Нилкин, старший оперуполномоченный 1-го спецотдела сержант ГБ Лаврищев, комендант УНКВД по Рязанской области младший лейтенант ГБ Ерохин составили настоящий акт в том, что нами сего числа на основании Постановления Государственного Комитета Обороны СССР от 17 ноября 1941 года и по постановлению начальника УНКВД и Прокурора по Рязанской области приведены в исполнение приговора судебных органов в отношении 35 осужденных к ВМН – расстрелу <...>»
Гарасева А.М. Я жила в самой бесчеловечной стране…: Воспоминания анархистки. М., Интерграф Сервис, 1997.
ФАЙЛ DOC ДЛЯ СКАЧИВАНИЯ. Гарасева Анна Михайловна. Я жила в самой бесчеловечной стране… : Воспоминания анархистки, doc
Я жила в самой бесчеловечной стране… : Воспоминания анархистки / лит. запись, вступ. ст., коммент, и указ. А. Л. Никитина. - М. : Интерграф Сервис, 1997. - 335 с. : портр. - (Семейный архив. XX век).
электронная копия
Изображение
Фонд 7 / Опись 2 / Дело 1
27. Расстрелы политзаключенных Рязанской тюрьмы 2 декабря 1937
2 декабря 1937 года оперуполномоченный НКВД С. Лаврищев подписал документы о расстреле ночью (по неполным пока данным) 22 заключенных рязанской тюрьмы, обвиняемых по политической 58-й статье. Среди казненных были 11 колхозников, трое рабочих, трое служащих, пятеро священнослужителей и членов церковных советов. По данным Архивной коллекции Рязанского "Мемориала" (АКРМ) в 1941 году С. Лаврищев фигурирует (также в расстрельных актах) уже как старший оперуполномоченный 1-го спецотдела, сержант государственной безопасности.
Книга памяти Рязанской обл.
1. РЯЗАНСКИЙ МАРТИРОЛОГ
2 изображения, электронная копия
Изображение