Орлов Александр Васильевич (Александр Сынтульский)

Биографические сведения:
Александр Васильевич Орлов родился в 1878 году, в селе Маккавеево Касимовского уезда Рязанской губернии. Иерей. Родился в семье учителя церковно-приходской школы Василия Евдокимовича Орлова (позднее принял сан диакона). Закончил церковно-приходскую школу и духовное училище. В 1913 году принял диаконский сан и стал служить в Покровском храме села Маккавеева. В возрасте тридцати пяти лет женился на Екатерине Васильевне Кивотовой. В 1928 году был рукоположен во иерея архиепископом Рязанским и Шацким Иувеналием (Масловским) и назначен в храм святой великомученицы Параскевы села Шеянки (ныне Шеенки). Был духовником блаженной Матроны Анемнясевской. 30 июня 1935 года был арестован вместе со многими священнослужителями касимовскских сел по делу «попов Правдолюбовых и больного выродка Матрёны Беляковой». На всех допросах защищал свою духовную дочь. 2 августа того же года был приговорён к 5 годам исправительно-трудовых лагерей. Наказание отбывал на Соловках (1935—1937) и лагпункте Сосновец, Медвежьегорсклаг, Карелия (1937—1940). Летом 1940-го года после освобождения вернулся в Касимовский район Рязанской области. В заключении сильно подорвал здоровье и вскоре после возвращения, 27 апреля (ст. ст.) 1941 года, скончался. Канонизирован 27 декабря 2000 года решением Священного Синода Русской Православной Церкви как священноисповедник.

.

Изображения (2)

Изображение
Орлов Александр Васильевич (Александр Сынтульский). 1878 - 1941. Священник. Уроженец села Маккавеево Касимовского уезда Рязанской губернии. Умер вскоре после возвращения из лагеря.
СМ. ПОДРОБНЕЕ: Орлов Александр Васильевич. Рязанский Мартиролог. [Электрон. ресурс]. URL: http://stopgulag.org/object/79873524 (дата обращения 2019 г.).
Изображение
Священник Орлов Александр Васильевич с супругой, 1919 год.. Уроженец села Маккавеево Касимовского уезда Рязанской губернии. Умер вскоре после возвращения из лагеря. Фото из книги Моя жизнь - Христос, и смерть - приобретение. Новомученики и исповедники земли Рязанской. XX век: патерик. Рязань. Мiр, 2012 г.

Документы (1)

Фонд 8 / Опись 4 / Дело 6 ГПУ-Ряз
33. Расчетная квитанция Лагерей Особого назначения ОГПУ. 1929.
Через Соловецкий Лагерь Особого назначения (СЛОН) ОГПУ прошло множество рязанцев, особенно - священнослужителей (архиепископ Рязанский и Шацкий Иувеналий ((Масловский)); св. Александр и Евгений Климентовские; св. Владимир Анатольевич Правдолюбов; протоиерей Сергий Анатольевич Правдолюбов; священник Николай Анатольевич Правдолюбов; пресвитер Петр Алексеевич Чельцов и др.).

Расчетная квитанция Лагерей Особого назначения ОГПУ. 1929. Варлаам Шаламов: "За работу не платили никаких денег. Но ежемесячно составляли списки на «премию» — по усмотрению начальников, и по этим спискам давали два, три, редко пять рублей в месяц. Эти два рубля выдавались лагерными бонами — деньгами вроде «керенок» по размеру, с подписью тогдашнего деятеля лагерей Глеба Бокия... Тем, кто имел деньги из дома, начальник разрешал выдачу — пли квитанцией, или бонами." Согласно циркуляру ГУМЗАКа от 25 ноября 1926 года, зарплата заключенных должна была составлять 25 процентов от ставки рабочего соответствующей квалификации в госпромышленности. Но это правило нарушалось сплошь и рядом. Заключенные, имевшие деньги, получали на руки расчетные, или, как их называли, «денежные», квитанции и могли производить покупки в ларьке или в Розмаге — «розничном магазине», который находился на первом этаже управления лагеря — здании бывшей монастырской гостиницы в Соловецком порту. По воспоминаниям людей, побывавших в лагере, заключенным по итогам работы начисляли премию. «Каждый имел на руках «квитанцию» на сумму, которую можно было истратите в лагерных магазинах. С этой суммы «списывал» завмаг красными чернилами, а лагерная бухгалтерия делала расчеты. Словом, по тюремному типу». После каждой покупки на квитанции делалась пометка, на какую сумму приобретались товары и сколько денег осталось на счету у владельца. Работники Розмага выписывали на купленные товары счета в двух экземплярах: один оставляли у себя, а второй отправляли в расчетную контору, которая вела учет денег у заключенных. Позднее, с выпуском специальных денежных знаков, эта процедура была значительно упрощена. Если в течение месяца у заключенного оказывалось больше трех дней с выработкой ниже 100 процентов, автоматически вычеркивалась премия за весь месяц. Среди лагерных мер наказания практиковалось наложение денежных штрафов бухгалтерией, а также лишение премиального вознаграждения и ларьковых продуктов за различные нарушения.
Рязанское историко-просветительское общество Мемориал
электронная копия
Изображение