Булыгин Александр Григорьевич

Годы жизни: 1861-1919
Биографические сведения:
Александр Григорьевич Булыгин (6 (18) августа 1851 , село Булыгино Рязанской губернии — 5 сентября 1919, Рязань) – государственный деятель России. Из дворян. Отец — Булыгин Григорий Иванович (1809- после 1849), мать — Софья Александровна (урождённая Лачинова). Жена — Ольга Николаевна, урождённая Делянова, племянница министра.
1871 — закончил Императорское училище правоведения и служил сначала по ведомству министерства юстиции, следователем в Киевской губернии.
1873 — назначен чиновником особых поручений при саратовском губернаторе, гласный уездного и губернского земских собраний.
1879 — инспектором Главного тюремного управления.
1881 — избран зарайским уездным предводителем дворянства в Рязанской губернии.
1888 по 1889 — состоял тамбовским вице-губернатором.
1889 — калужский губернатор
1893 — московский губернатор,
1896 — гофмейстер.
1902 — помощник московского генерал-губернатора великого князя Сергея Александровича.
1905 — 20 января 1905 г. назначен министром внутренних дел (по 22 октября 1905 года). 18 февраля того же года на имя Булыгина был дан Высочайший рескрипт, которым под его председательством учреждено Особое совещание для обсуждения выраженной в рескрипте монаршей воли «привлекать достойнейших доверием народа облечённых, избранных от населения людей в участию в предварительной разработке и обсуждении законодательных предположений». Это был указ Николая II о Государственной Думе и ведомство Булыгина разработало проект положения о думе, позже так и названной: Булыгинская Дума.
Член Госсовета по 1917, состоял в правой группе.
Расстрелян сотрудниками Рязанской ГубЧК в 1919 году "За реакционную деятельность в 1905 году" (По свидетельствам - заместителем начальника РязгубЧК Стельмахом).

"...Булыгины занимали довольно большую квартиру, но встречала я в ней только самого старика Булыгина, его жену, Хвощинскую и Абрика. Чтобы пройти к англичанке [на занятия - прим. АКРМ], надо было миновать большую гостиную, коридор, и уже оттуда дверь вела в комнату. Вход в дом был через террасу со двора, и там в кресле-качалке обычно сидел Булыгин. Он был парализован, не говорил, но обязательно отвечал наклоном головы на мое приветствие, а в руке держал маленький молитвенник, как я однажды заметила, вверх ногами. Мы всегда с ним раскланивались, и всякий раз он делал попытку чуть-чуть привстать. Англичанка как-то сказала мне, что старик в безнадежном состоянии.
Однажды осенью, придя на урок, я увидела, что качалка пуста. В гостиной было много чекистов, некоторые из них сидели на диване. Привыкнув к обыскам, я спокойно шла через комнату, пока один из них не остановил меня, спросив, куда я иду. Я ответила, что на урок. Хвощинская, стоявшая у стены, как мне показалось, на грани полнейшего изнеможения, подтвердила мои слова, и меня пропустили. Абрика у мисс Банзенгер не было, и она тотчас же усадила меня заниматься. Но в голову мне занятия не шли, я сидела у самого окна, выходившего на улицу, видела стоявшую у подъезда пролетку чекистов и совсем не слышала, что мне говорила англичанка. Вдруг на тротуаре появилась группа чекистов. Они волокли несчастного старика Булыгина, как мешок, ноги его волочились по тротуару, затем они бросили его на дно пролетки, сели сами и уехали. Больше мы Булыгина не видели, а его близкие поспешили скрыться из города. Кажется, их отпустили. И только шесть лет спустя, находясь во внутренней тюрьме Рязанского ГПУ, от охранников, довольно славных ребят, я узнала, чтостарика Булыгина прямо в арке тюремных ворот расстрелял из нагана все тот же Стельмах...". Из книги Гарасева А. М. "Я жила в самой бесчеловечной стране…" М. : Интерграф Сервис, 1997, стр. 69.
---------------------------------------
Булыгин Александр Григорьевич. Рязанский Мартиролог.[Электрон. ресурс]. URL: http://stopgulag.org/object/62056056 (дата обращения 2019 г.).
Источники:
1. РЯЗАНСКИЙ МАРТИРОЛОГ
А.Ю. Блинушов. Политические репрессии в Рязани. Путеводитель. Красноярск : ПИК "Офсет", 2011.
Гарасева А.М. Я жила в самой бесчеловечной стране…: Воспоминания анархистки. М., Интерграф Сервис, 1997.
ГАРО

Изображения (1)

Изображение
Булыгин Александр Григорьевич. 1861-1919. Бывший министр. Расстрелян. Жил в г. Рязань, в г. Москва, в г. Тамбов, в г. Калуга. Копия фото. ЦГАКФФД.
ПОДРОБНЕЕ СМ.: http://stopgulag.org/object/62056056

Дела (5)

Документы (5)

Фонд 7 / Опись 2 / Дело 3
1. Булыгин Александр Григорьевич. 1861-1919.
Булыгин Александр Григорьевич. 1861-1919. Государственный деятель Российской империи. Имел 3340 десятин земли родового и приобретённого в Рязанской и Саратовской губерниях, дом в Москве. 1873 — назначен чиновником особых поручений при саратовском губернаторе, гласный уездного и губернского земских собраний. 1879 — назначен инспектором Главного тюремного управления. 1881 — избран зарайским уездным предводителем дворянства в Рязанской губернии. 1888 по 1889 — состоял тамбовским вице-губернатором. 1889 — калужский губернатор. 1893 — московский губернатор. 1896 — гофмейстер. 1902 — помощником московского генерал-губернатора великого князя Сергея Александровича. Министр внутренних дел (январь — октябрь 1905 года); статс-секретарь (1913), обер-шенк Двора (14 ноября 1916). Почётный гражданин городов Калуги, Жиздры и Коломны. В своих известных мемуарах рязанская анархо-синдикалистка Анна Михайловна Гарасева пишет о трех известный ей случаях расстрелов в рязанской тюрьме в 1919-1920 гг.: со ссылкой на информацию, полученную от осужденного к расстрелу рязанского толстовца Ивана Кузьмича Е-ва и со слов охранников внутренней тюрьмы рязанского ОГПУ, рассказавших о расстреле бывшего министра внутренних дел Александра Григорьевича Булыгина.

"...Булыгины занимали довольно большую квартиру, но встречала я в ней только самого старика Булыгина, его жену, Хвощинскую и Абрика. Чтобы пройти к англичанке [на занятия - прим. АКРМ], надо было миновать большую гостиную, коридор, и уже оттуда дверь вела в комнату. Вход в дом был через террасу со двора, и там в кресле-качалке обычно сидел Булыгин. Он был парализован, не говорил, но обязательно отвечал наклоном головы на мое приветствие, а в руке держал маленький молитвенник, как я однажды заметила, вверх ногами. Мы всегда с ним раскланивались, и всякий раз он делал попытку чуть-чуть привстать. Англичанка как-то сказала мне, что старик в безнадежном состоянии.
Однажды осенью, придя на урок, я увидела, что качалка пуста. В гостиной было много чекистов, некоторые из них сидели на диване. Привыкнув к обыскам, я спокойно шла через комнату, пока один из них не остановил меня, спросив, куда я иду. Я ответила, что на урок. Хвощинская, стоявшая у стены, как мне показалось, на грани полнейшего изнеможения, подтвердила мои слова, и меня пропустили. Абрика у мисс Банзенгер не было, и она тотчас же усадила меня заниматься. Но в голову мне занятия не шли, я сидела у самого окна, выходившего на улицу, видела стоявшую у подъезда пролетку чекистов и совсем не слышала, что мне говорила англичанка. Вдруг на тротуаре появилась группа чекистов. Они волокли несчастного старика Булыгина, как мешок, ноги его волочились по тротуару, затем они бросили его на дно пролетки, сели сами и уехали. Больше мы Булыгина не видели, а его близкие поспешили скрыться из города. Кажется, их отпустили. И только шесть лет спустя, находясь во внутренней тюрьме Рязанского ГПУ, от охранников, довольно славных ребят, я узнала, чтостарика Булыгина прямо в арке тюремных ворот расстрелял из нагана все тот же Стельмах...". Из книги Гарасева А. М. "Я жила в самой бесчеловечной стране…" М. : Интерграф Сервис, 1997, стр. 69.
Архивная коллекция Блинушова А.Ю. Рязань.
Гарасева А.М. Я жила в самой бесчеловечной стране…: Воспоминания анархистки. М., Интерграф Сервис, 1997.
ГАРО
1 изображение, электронная копия
Изображение
Фонд 8 / Опись 9 / Дело 2 Расстрел-Тюрьма
1. Расстрел бывш. министра Булыгина Александра Григорьевича. Рязань. 1919.
Булыгин Александр Григорьевич. 1861-1919. Государственный деятель Российской империи. Имел 3340 десятин земли родового и приобретённого в Рязанской и Саратовской губерниях, дом в Москве. 1873 — назначен чиновником особых поручений при саратовском губернаторе, гласный уездного и губернского земских собраний. 1879 — назначен инспектором Главного тюремного управления. 1881 — избран зарайским уездным предводителем дворянства в Рязанской губернии. 1888 по 1889 — состоял тамбовским вице-губернатором. 1889 — калужский губернатор. 1893 — московский губернатор. 1896 — гофмейстер. 1902 — помощником московского генерал-губернатора великого князя Сергея Александровича. Министр внутренних дел (январь — октябрь 1905 года); статс-секретарь (1913), обер-шенк Двора (14 ноября 1916). Почётный гражданин городов Калуги, Жиздры и Коломны. В своих известных мемуарах рязанская анархо-синдикалистка Анна Михайловна Гарасева пишет о трех известный ей случаях расстрелов в рязанской тюрьме в 1919-1920 гг.: со ссылкой на информацию, полученную от осужденного к расстрелу рязанского толстовца Ивана Кузьмича Е-ва и со слов охранников внутренней тюрьмы рязанского ОГПУ, рассказавших о расстреле бывшего министра внутренних дел Александра Григорьевича Булыгина.

"...Булыгины занимали довольно большую квартиру, но встречала я в ней только самого старика Булыгина, его жену, Хвощинскую и Абрика. Чтобы пройти к англичанке [на занятия - прим. АКРМ], надо было миновать большую гостиную, коридор, и уже оттуда дверь вела в комнату. Вход в дом был через террасу со двора, и там в кресле-качалке обычно сидел Булыгин. Он был парализован, не говорил, но обязательно отвечал наклоном головы на мое приветствие, а в руке держал маленький молитвенник, как я однажды заметила, вверх ногами. Мы всегда с ним раскланивались, и всякий раз он делал попытку чуть-чуть привстать. Англичанка как-то сказала мне, что старик в безнадежном состоянии.
Однажды осенью, придя на урок, я увидела, что качалка пуста. В гостиной было много чекистов, некоторые из них сидели на диване. Привыкнув к обыскам, я спокойно шла через комнату, пока один из них не остановил меня, спросив, куда я иду. Я ответила, что на урок. Хвощинская, стоявшая у стены, как мне показалось, на грани полнейшего изнеможения, подтвердила мои слова, и меня пропустили. Абрика у мисс Банзенгер не было, и она тотчас же усадила меня заниматься. Но в голову мне занятия не шли, я сидела у самого окна, выходившего на улицу, видела стоявшую у подъезда пролетку чекистов и совсем не слышала, что мне говорила англичанка. Вдруг на тротуаре появилась группа чекистов. Они волокли несчастного старика Булыгина, как мешок, ноги его волочились по тротуару, затем они бросили его на дно пролетки, сели сами и уехали. Больше мы Булыгина не видели, а его близкие поспешили скрыться из города. Кажется, их отпустили. И только шесть лет спустя, находясь во внутренней тюрьме Рязанского ГПУ, от охранников, довольно славных ребят, я узнала, чтостарика Булыгина прямо в арке тюремных ворот расстрелял из нагана все тот же Стельмах...". (Из книги Гарасева А. М. "Я жила в самой бесчеловечной стране…" М. : Интерграф Сервис, 1997, стр. 69.)
Архивная коллекция Блинушова А.Ю. Рязань.
Гарасева А.М. Я жила в самой бесчеловечной стране…: Воспоминания анархистки. М., Интерграф Сервис, 1997.
ГАРО
1 изображение, электронная копия
Изображение Изображение
Фонд 8 / Опись 4 / Дело 13 Стельмах (Рязань). ЧК.
3. Об участии рязанского чекиста Стельмаха И.И. в бессудной расправе над бывш. министром Булыгиным. 1919.
"...Булыгины занимали довольно большую квартиру, но встречала я в ней только самого старика Булыгина, его жену, Хвощинскую и Абрика. Чтобы пройти к англичанке [на занятия - прим. АКРМ], надо было миновать большую гостиную, коридор, и уже оттуда дверь вела в комнату. Вход в дом был через террасу со двора, и там в кресле-качалке обычно сидел Булыгин. Он был парализован, не говорил, но обязательно отвечал наклоном головы на мое приветствие, а в руке держал маленький молитвенник, как я однажды заметила, вверх ногами. Мы всегда с ним раскланивались, и всякий раз он делал попытку чуть-чуть привстать. Англичанка как-то сказала мне, что старик в безнадежном состоянии.
Однажды осенью, придя на урок, я увидела, что качалка пуста. В гостиной было много чекистов, некоторые из них сидели на диване. Привыкнув к обыскам, я спокойно шла через комнату, пока один из них не остановил меня, спросив, куда я иду. Я ответила, что на урок. Хвощинская, стоявшая у стены, как мне показалось, на грани полнейшего изнеможения, подтвердила мои слова, и меня пропустили. Абрика у мисс Банзенгер не было, и она тотчас же усадила меня заниматься. Но в голову мне занятия не шли, я сидела у самого окна, выходившего на улицу, видела стоявшую у подъезда пролетку чекистов и совсем не слышала, что мне говорила англичанка. Вдруг на тротуаре появилась группа чекистов. Они волокли несчастного старика Булыгина, как мешок, ноги его волочились по тротуару, затем они бросили его на дно пролетки, сели сами и уехали. Больше мы Булыгина не видели, а его близкие поспешили скрыться из города. Кажется, их отпустили. И только шесть лет спустя, находясь во внутренней тюрьме Рязанского ГПУ, от охранников, довольно славных ребят, я узнала, чтостарика Булыгина прямо в арке тюремных ворот расстрелял из нагана все тот же Стельмах...". Из книги Гарасева А. М. "Я жила в самой бесчеловечной стране…" М. : Интерграф Сервис, 1997, стр. 69.


"<...> Заключенных в те дни было мало, караулили нас двое надзирателей, довольно симпатичных. Они приносили мне книги, а ночами, когда им было скучно, рассказывали о различных случаях из жизни рязанского ГПУ, в том
числе о том, как погиб Булыгин. Когда его подвезли к рязанскому тюремному замку и сняли с пролетки на носилки, подошел Стельмах, сказал, что нечего с ним возиться, и тут же пристрелил в висок, как скотину. Стельмах был латыш и, по их словам, очень любил расстреливать людей: он брал человека за ухо, оттягивал его и стрелял в висок..."
Источник: Из книги Гарасева А. М. "Я жила в самой бесчеловечной стране", М.: Интерграф Сервис, 1997. С. 47-48, 60, 77.
электронная копия
Фонд 7 / Опись 2 / Дело 1
13. Булыгин Александр Григорьевич. 1861-1919.
Булыгин Александр Григорьевич. 1861-1919. Государственный деятель Российской империи. Имел 3340 десятин земли родового и приобретённого в Рязанской и Саратовской губерниях, дом в Москве. 1873 — назначен чиновником особых поручений при саратовском губернаторе, гласный уездного и губернского земских собраний. 1879 — назначен инспектором Главного тюремного управления. 1881 — избран зарайским уездным предводителем дворянства в Рязанской губернии. 1888 по 1889 — состоял тамбовским вице-губернатором. 1889 — калужский губернатор. 1893 — московский губернатор. 1896 — гофмейстер. 1902 — помощником московского генерал-губернатора великого князя Сергея Александровича. Министр внутренних дел (январь — октябрь 1905 года); статс-секретарь (1913), обер-шенк Двора (14 ноября 1916). Почётный гражданин городов Калуги, Жиздры и Коломны. В своих известных мемуарах рязанская анархо-синдикалистка Анна Михайловна Гарасева пишет о трех известный ей случаях расстрелов в рязанской тюрьме в 1919-1920 гг.: со ссылкой на информацию, полученную от осужденного к расстрелу рязанского толстовца Ивана Кузьмича Е-ва и со слов охранников внутренней тюрьмы рязанского ОГПУ, рассказавших о расстреле бывшего министра внутренних дел Александра Григорьевича Булыгина.

"...Булыгины занимали довольно большую квартиру, но встречала я в ней только самого старика Булыгина, его жену, Хвощинскую и Абрика. Чтобы пройти к англичанке [на занятия - прим. АКРМ], надо было миновать большую гостиную, коридор, и уже оттуда дверь вела в комнату. Вход в дом был через террасу со двора, и там в кресле-качалке обычно сидел Булыгин. Он был парализован, не говорил, но обязательно отвечал наклоном головы на мое приветствие, а в руке держал маленький молитвенник, как я однажды заметила, вверх ногами. Мы всегда с ним раскланивались, и всякий раз он делал попытку чуть-чуть привстать. Англичанка как-то сказала мне, что старик в безнадежном состоянии.
Однажды осенью, придя на урок, я увидела, что качалка пуста. В гостиной было много чекистов, некоторые из них сидели на диване. Привыкнув к обыскам, я спокойно шла через комнату, пока один из них не остановил меня, спросив, куда я иду. Я ответила, что на урок. Хвощинская, стоявшая у стены, как мне показалось, на грани полнейшего изнеможения, подтвердила мои слова, и меня пропустили. Абрика у мисс Банзенгер не было, и она тотчас же усадила меня заниматься. Но в голову мне занятия не шли, я сидела у самого окна, выходившего на улицу, видела стоявшую у подъезда пролетку чекистов и совсем не слышала, что мне говорила англичанка. Вдруг на тротуаре появилась группа чекистов. Они волокли несчастного старика Булыгина, как мешок, ноги его волочились по тротуару, затем они бросили его на дно пролетки, сели сами и уехали. Больше мы Булыгина не видели, а его близкие поспешили скрыться из города. Кажется, их отпустили. И только шесть лет спустя, находясь во внутренней тюрьме Рязанского ГПУ, от охранников, довольно славных ребят, я узнала, чтостарика Булыгина прямо в арке тюремных ворот расстрелял из нагана все тот же Стельмах...". Из книги Гарасева А. М. "Я жила в самой бесчеловечной стране…" М. : Интерграф Сервис, 1997, стр. 69.
Архивная коллекция Блинушова А.Ю. Рязань.
Гарасева А.М. Я жила в самой бесчеловечной стране…: Воспоминания анархистки. М., Интерграф Сервис, 1997.
ГАРО
1 изображение, электронная копия
Изображение
Фонд 7 / Опись 1 / Дело 1-1 Рязанская ГубЧК
51. Расстрел рязанскими чекистами Булыгина Александра Григорьевича. 5 сентября 1919.
5 сентября 1919. Расстрел рязанскими чекистами Булыгина Александра Григорьевича, бывшего министра, "за реакционную деятельность в 1905 году". Из мемуаров рязанки Гарасевой Анны Михайловны: "Вдруг на тротуаре появилась группа чекистов. Они волокли несчастного старика Булыгина, как мешок, ноги его волочились по тротуару, затем они бросили его на дно пролетки, сели сами и уехали. Больше мы Булыгина не видели, а его близкие поспешили скрыться из города. Кажется, их отпустили. И только шесть лет спустя, находясь во внутренней тюрьме рязанского ГПУ, от охранников, довольно славных ребят, я узнала, что старика Булыгина прямо в арке тюремных ворот расстрелял из нагана все тот же Стельмах...". (Гарасева А. М. "Я жила в самой бесчеловечной стране…", М. : Интерграф Сервис, 1997. С. 69).
3 изображения, электронная копия
Изображение Изображение Изображение