Барон Арон Давидович

Другие имена: Канторович, Полевой
Биографические сведения:
Барон [настоящая фамилия - Канторович] Арон Давидович (лит. псевдоним - Полевой) [1891, Киев - 1937(1938?)]. Анархист. Из мещан. Пекарь. Участник революционного движения со школьных лет. Около 1907 за участие в Киевском союзе пекарей арестован и сослан. Вместе с женой Фанни Барон бежал в США, где в 1912 оба присоединились к анархо-синдикалистскому движению. Активист организации "Индустриальные рабочие мира", соредактор газеты "Alarm" ("Набат") (Чикаго, 1915). Сотрудничал в газете Союза русских рабочих "Голос труда". Вел анархическую и профсоюзную деятельность среди еврейских и русских рабочих, одновременно участвовал во всех выступлениях американских рабочих. Несколько раз подвергался кратковременному аресту.

Жена - Фанни (Фаня) Анисимовна Барон, анархистка. Расстреляна ВЧК в 1921 году.

В июне 1917 вернулся в Киев, возглавил группу анархистов-синдикалистов, был избран в Киевский совет рабочих депутатов, зарекомендовал себя как талантливый оратор и лектор, популярный среди рабочих, солдат и крестьян. Осенью 1917 сформировал анархический отряд, с которым участвовал в боях против казаков А. М. Каледина на Дону, затем против германо-австрийских войск.

В марте 1918 в качестве посредника между Екатеринославской Федерацией Анархистов и советскими властями добился прекращения вооруженного конфликта между анархистами и большевиками в Екатеринославе (однако против разоружения меньшевиков и милиции еврейских социалистов, проведенного анархистами и ставшего поводом к силовому противостоянию, не возражал). В мае 1918 с анархическими отрядами отступил к Ростову-на-Дону, участвовал в разгроме местной буржуазии, банков, карательных учреждений советской власти (тюрьма и др.). Вскоре отряд Б., как и всех других украинских анархистов, был разоружен советскими властями под Царицыном.

К лету 1918 находился в Курске, где в июле 1918 участвовал в создании Инициативной группы анархистов "Набат", ставившей целью объединение всех украинских анархистов. 12-16.11.1918 в Курске прошла Учредительная конференция Конфедерации анархистов Украины (КАУ) "Набат", избравшая Б. в Секретариат конфедерации и в редакцию газеты "Набат" (лидер и идеолог конфедерации, оставался в ее руководящих органах вплоть до конца 1920). В январе 1919 переехал в Харьков, в феврале - в Екатеринослав, организуя местные группы КАУ; с 8 по 10.2.1919 арестован Екатеринославской ЧК за лекцию "Анархизм и Советская власть". Освободившись, участвовал во 2-м районном Гуляй-польском съезде (12-18.2.1919), критиковал большевиков за узурпацию власти, преследования трудящихся и членов революционных организаций, призвал к повсеместному созданию явочным порядком вольных безвластных и беспартийных Советов, которые должны заниматься регуляцией экономической жизни и стать главным инструментом социальной революции.

Из Гуляй-Поля направился в Киев, где в начале апреля 1919 вновь арестован ЧК. На 1-м съезде КАУ (Елизаветград, 2-7.4.1919) заочно избран в Секретариат. В апреле - июне 1919 действовал в Одессе, редактор газеты "Одесский набат". Летом 1919 прибыл в Москву. В начале октября арестован в Москве по подозрению в связях с анархистами подполья; в тюрьме - инициатор создания и член следственной комиссии заключенных легальных анархистов, пытавшейся расследовать обстоятельства взрыва Московского комитета РКП(б). В ноябре 1919 выяснилась непричастность Б. к подпольной деятельности, и он, тяжело больной тифом, был освобожден. В начале 1920 возвратился на Украину, участвовал в подпольных конференциях КАУ в Харькове в феврале и апреле 1920.

Избран официальным представителем Секретариата "Набат" при Совете революционных повстанцев (СРП) Революционной Повстанческой Армии Украины (РПАУ), арестован Всеукраинской ЧК по обвинению в связях с махновцами; после 9-дневной голодовки освобожден. В середине июня 1920 с группой других лидеров КАУ присоединился к РПАУ. Летом участвовал в рейдах махновской армии, был членом редакции газеты "Повстанец". Противник заключения союза с советской властью; настаивал на необходимости закрепления махновцев силой оружия на определенной территории (Екатеринославщина либо Крым) и немедленного строительства анархо-коммунистического общества. Стремился к подчинению Секретариату КАУ лидировавших среди повстанцев-махновцев Гуляй-польской и Новоспасовской групп анархистов; к августу 1920 на этой почве произошел личный разрыв между Б. и Н. И. Махно, которого он характеризовал как "украинского Бонапарта", результатом которого стал уход Б. из РПАУ.

В сентябре 1920 арестован в Москве чекистами. В начале октября 1920 освобожден по условиям военно-политического соглашения между РПАУ и советской властью и вернулся в Харьков. Признав необходимость тесного сотрудничества КАУ и РПАУ, вел активную организационно-пропагандистскую работу: ежедневно выступал на митингах на заводах и фабриках, сотрудничал в газетах "Набат" и "Голос махновца", организовывал анархо-синдикалистские профсоюзы, готовил общеукраинский анархический съезд.

25.11.1920 арестован ВУЧК при разгроме КАУ. В январе 1921 вместе с другими лидерами конфедерации доставлен в Москву, с апреля 1921 содержался в Орловском централе, провел 11-дневную голодовку протеста. С ноября 1922 вновь в тюрьме Харькова, вскоре освобожден, но 5.1.1923 приговорен к 2 годам ссылки, и направлен в Пертоминский, затем в Кемский лагерь. Протестуя против режима, установленного администрацией ссылки, в июне 1923 предпринял попытку самосожжения.

В 1925 освобожден, жил в Новониколаевске. В 1926-30 вновь в ссылках (Енисейская область, затем Ташкент). К 1934 жил в ссылке в Воронеже, руководил подпольной группой анархистов, связан с аналогичными группами в Орле, Брянске и Харькове. Летом 1934 арестован НКВД за агитацию против колхозно-совхозной системы. В 1937 сослан в Харьков, где арестован в том же году.

Всего ри советской власти арестовывали не менее 11 раз. Начиная с 1920 года он постоянно находился в тюрьмах и ссылках, но продолжал оставаться одним из главных деятелей анархического движения, в т.ч. как руководитель групп ссыльных в Ташкенте (1929-1932), Воронеже (1932-1934) и Тобольске (1937), а также староста анархистов в политизоляторах и тюрьмах.

5 августа 1937-го года, по приговору Тройки Омского управления НКВД, Барон Арон Давидович был приговорен к смертной казни, а 12 августа 1937 — расстрелян в Тобольске.
Источники:
1. Рязанский Мартиролог
Российские социалисты и анархисты после Октября 1917 года [Электрон. ресурс]. URL: http://socialist.memo.ru (дата обращения 2011 - 2022 гг.).
В. Волин. Неизвестная революция. 1917—1921. — М.: НПЦ «Праксис», 2005
Петр Алексеевич Кропоткин и проблемы моделирования историко-культурного развития цивилизации: материалы международной научной конференции / сост. П.И. Талеров. - СПб. 2005.
Барон Арон Давидович / Хронос [Электрон. ресурс]. URL: http://www.hrono.ru/biograf/bio_b/baron.html (дата обращения: апрель 2010 г.).

Изображения (4)

Изображение
Фанни и Аарон Барон в России.
Изображение
Барон Арон Давидович. 1911.
Изображение
Барон Фаня ( Фанни ) Анисимовна. 1887 — 1921 гг. Революционерка, анархо-синдикалистка. Расстреляна ВЧК. Дореволюционная фотография.
Изображение
Барон Фаня ( Фанни ) Анисимовна. Фаня Барон с племянницей. Фото 1917 года. Из собрания International Institute of Social History в Амстердаме. В 1921 году участвовала в групповом побеге анархистов из Рязанского тюрьмы.
СМ. ПОДРОБНЕЕ: Барон Фаня ( Фанни ) Анисимовна.

Дела (1)

Документы (1)

Фонд 7 / Опись 2 / Дело 4
1. Барон Фаня (Фанни) Анисимовна. 1887-1921.
Барон Фаня ( Фанни ) Анисимовна ( Грефенсон?). Участница анархо-синдикалистского движения с 1912 года. До революции была в эмиграции в США, куда из сибирской ссылки бежал ее муж, легендарный анархист Арон Барон. В Чикаго Бароны работали в анархической газете «Alarm» вместе с Люси Парсонс. Фаня Барон была активисткой американской организации "Индустриальные рабочие мира" (1912-1917). Во время массовых протестов безработных в начале 1915 года Фанни вместе с мужем была в первых рядах демонстрантов и принимала непосредственное участие в столкновениях с полицией. За свою деятельность супруги Барон несколько раз подвергались арестам.

В июне 1917 года Фанни с мужем вернулись в Россию и сразу оказались в гуще бурлящей общественно-политической жизни.

Ф.Барон участница создания Конфедерации анархистов Украины (КАУ), делегат всех ее легальных и подпольных съездов и конференций. 25.11.1920 году Барон была арестована Всеукраинской ЧК в Харькове при разгроме КАУ.

С весны 1921 года Фаня Барон содержалась в Рязанской тюрьме, откуда бежала с группой заключенных 10 июля 1921 года (по другим данным в ночь на 19 июня 1921 года). Помогали беглецам московская группа "анархистов подполья" и рязанский анархист-коммунист Александр Николаевич Топилин (Томилин). По некоторым сведениям, в побеге участвовало более 10 политзаключенных.

17 августа 1921 года Ф.Барон была арестована в Москве, обвинена в «причастности к террористическим актам» и расстреляна 27 сентября 1921 года по приговору ВЧК - «Дело Льва Черного и Фани Барон».

Ярослав Леонтьев и Сергей Быковский в своей работе "Из истории последних страниц анархо-движения в СССР: дело А. Барона и С. Рувинского (1934)" отмечают: "...по сле побега 10 июля 1921 г. из Рязанской тюрьмы, Ф.Барон была схвачена вместе с участниками анархистских «эксов» и расстреляна по приговору МЧК вместе с Львом Черным, Тихоном Кашириным и другими анархо-подпольщиками... Скандальным могло бы стать дело Л.Черного, Ф.Барон и других расстрелянных 27 сентября 1921 г. в Москве анархистов. Но, в отличие от Сакко и Ванцетти палачи с Лубянки расстреляли их быстро и бесшумно, обойдясь без судебных проволочек. Как заявили чекисты, Лев Черный [псевдоним Павла Дмитриевича Турчанинова, 1878-1921], в прошлом секретарь Московской федерации анархистских групп, якобы «организовал группу грабителей и фальшивомонетчиков», считавшуюся остатками организации «анархистов подполья». В анархистских кругах были уверены, что все произошедшее явилось тщательно подготовленной провокацией со стороны ВЧК."

Всеволод Волин ( Все́волод Миха́йлович Эйхенба́ум ) в своей книге "Неизвестная революция. 1917-1921" писал: "...В июле 1921 года 13 анархистов, заключенных в Таганскую тюрьму без веских оснований, объявили голодовку, требуя предъявления обви нения или освобождения.

Голодовка совпала с сессией международного Конгресса красных профсоюзов (Профинтерна) в Москве. Группа ино странных профсоюзных делегатов (в основном французов), узнав под робности от родственников заключенных, отправила в связи с этим запрос «советскому» правительству. Запрос касался и других аналогич ных случаев, а также политики репрессий в отношении синдикалистов и анархистов в целом.

От имени правительства Троцкий цинично ответил делегатам: «Мы не сажаем в тюрьму настоящих анархистов. Те, кого мы держим в заключении — не анархисты, а преступники и бандиты, прикрывающиеся их именем».

Делегаты, располагавшие всей полнотой информации, не смирились с этим. Они повторили запрос с трибуны Конгресса, требуя, по меньшей мере, освобождения анархистов, заключенных в Таганке... Запрос выз вал на Конгрессе большой скандал и вынудил правительство (которое опасалось, что последуют более серьезные разоблачения) отказаться от возражений. Оно пообещало делегатам освободить узников Таганки. На одиннадцатый день голодовка прекратилась...

После отъезда делегатов, в течение двух месяцев затягивая дело в надежде найти достаточный предлог для обвинения заключенных и не выполнить свои обязательства, правительство все-таки вынуждено было их освободить. (Это произошло в сентябре 1921 года, все они, за исключением трех человек, были высланы из СССР.)

Но в отместку (мщение являлось непременным атрибутом больше вистских репрессий) и с целью оправдать перед иностранными трудящи мися и их делегатами свою террористическую политику по отношению к «так называемым анархо-коммунистам», оно позднее сфабриковало уго ловное дело против последних.

За якобы «преступные» действия, в частности, за будто бы имев шее место изготовление фальшивых советских дензнаков, оно приказало расстрелять (разумеется, тайно, ночью, в одном из подвалов ЧК, безо всяких юридических формальностей) нескольких наиболее честных, ис кренних и преданных делу анархистов: молодую Фанни Барон (муж которой также находился в тюрьме), известного активиста Льва Черного (настоящая: фамилия Турчанинов) и других.

Позднее было доказано, что расстрелянные анархисты не имели никакого отношения к преступлению, в котором их обвинили.

А с другой стороны, выяснилось, что так называемое дело о под делке дензнаков было полностью сфабриковано самой ЧК. Два ее агента, некий Штейнер (он же Каменный) и шофер-чекист, проникли в либертарные круги и одновременно в воровскую среду, чтобы «установить» связи между ними и сфабриковать «дело». Все происходило под руко водством ЧК при соучастии этих агентов. Видимость «дела» была со здана, и о нем оповестили широкую публику..."

Мужа Фанни Анисимовны при советской власти арестовывали не менее 11 раз. Начиная с 1920 года он постоянно находился в тюрьмах и ссылках, но продолжал оставаться одним из главных деятелей анархического движения, в т.ч. как руководитель групп ссыльных в Ташкенте (1929-1932), Воронеже (1932-1934) и Тобольске (1937), а также староста анархистов в политизоляторах и тюрьмах. 5 августа 1937-го года, по приговору Тройки Омского управления НКВД, Барон Арон Давидович был приговорен к смертной казни, а 12 августа 1937 — расстрелян в Тобольске.

Австралийская анархистская организация назвала свою книжную коллекцию The Fanya Baron Library “в честь храбрости и самопожертвования Фанни Анисимовны Барон”.
В. Волин. Неизвестная революция. 1917—1921. — М.: НПЦ «Праксис», 2005
Д.Б. Павлов. «Большевистская диктатура против социалистов и анархистов 1917 — середина 1950-х годов». М.: РОССПЭН, 1999.
Петр Алексеевич Кропоткин и проблемы моделирования историко-культурного развития цивилизации: материалы международной научной конференции / сост. П.И. Талеров. - СПб. 2005.
Российские социалисты и анархисты после Октября 1917 года [Электрон. ресурс]. URL: http://socialist.memo.ru (дата обращения 2011 - 2022 гг.).
1. Рязанский Мартиролог
1 изображение, электронная копия
Изображение Изображение Изображение Изображение Изображение