4. Зонов Николай Тихонович. 1894-1941. Из дневника снабженца продовольствием Красной армии в 1919 году. Обстановка в Рязанской губернии и Рязани.

Способы воспроизведения: электронная копия
Аннотация:

Зонов Николай Тихонович, из московской купеческой зажиточной старообрядческой семьи. Закончил Коммерческое училище. В 1918-1919 гг. учился на естественном отделении Московского Университета, параллельно закончил Военно-Хозяйственную Академию. В 1919 был призван в Красную Армию в качестве снабженца продовольствием. Вел дневник.

* * *

Зонов Николай Тихонович. Фрагмент дневника 1919 года.

6 сентября [1919]. ж. д. между Кустаревкой и Рязанью.

До 4 сентября чувствовал себя спокойно, спал и не чувствовал никакого гнета, который начался с того момента, как железные дороги стали требовать оставления вагонов то по болезни, то по малосильности паровозов, а кроме того, ночью стали обнаруживаться, что пломбы сорваны и возможно были случаи кражи. Будущая сдача продовольствия в Чудове стала неприятно волновать. Навалом влезшие стараются подладиться и завевать симпатию и доверие. Сижу иногда часов по 4[?] в вагоне с подмоченным кофе и разбрасываю кофе для просушки — грязно и надоедливо. Дорогой пришлось-таки оставить без охраны 7 вагонов, что будет дальше, не знаю. Ближе к центру вести становятся опаснее, а охранять некому. Едва разделался с посылками Романовича, оставив их в Сасово вместо Кустаревки. Проехали ст. Ноченьку, о которой много говорили и которой боялись. Нас не тронули, как бы Москва не тронула. Барашев вошел во вкус и, почувствовав родство с новыми гостями, распоясался вместе с ними. Светлее других стоит универсант-геолог Сергей Калашников, вообще же лица проходят, не оставляя в памяти никакого следа. В мыслях материальных часто стоит вопрос о возвращении истраченных в тысячах чужих денег. А неумение приспосабливаться к обстоятельствам едва ли дадут их легко. Приехали [в] Рязань, опять возня. Сперва бы сдать и разделаться.

6 сентября, вечер. г. Рязань.

Много было хлопот, один вагон все же отцепили, а пока это делали, я ходил за 1950 рублями, а поезд-то и ушел, оставив один вагон больной, с которым вновь возился, пломбировывая его и хлопоча о невыгрузке. Буду ехать в почтовом поезде и боюсь, что в Москве не успею его догнать.


7 - 8 сентября. Рязань — Москва.

7-го ночью ехал в теплушке, в одной легкой рубашке, ночь была холодная — простудился слегка. Спал на грязном полу вагона, беспрерывно просыпаясь от холода. Доехав до Москвы, узнаю, что моего ныне мне ненавистного поезда в Москве нет, а в 4 ч. дня узнаю, что он проехал Раменское и где-то застрял на подступах к Москве. В ночь на 8-е еду в Перово и застаю вместо 8 человек посетителей только 3, из них 2 подозрительных нахалов. А утром 8 сентября обнаруживаю, что меня обокрали: украдено 2 пуда муки, 24 катушки, ножи, свечи, брюки, рубашка, гребенка, около 1 тысячи денег, итого более чем на 7 тысяч, если считать все это купленным в Москве. Было страшно обидно и горько, что столько трудов и денег пропало даром. А главное произошло здесь, в Москве, где ничего не достанешь. Конечно следов не оставлено. Работа специалистов, безусловно. Вагоны продолжают обнаруживаться без пломб, боюсь, что не их ли это работа. И не пришлось бы из-за слабости своего характера идти под суд. Поэтому чем ближе к цели, тем тяжелее настроение. А вагоны все тают и тают. Под Москвою отцепили еще 3-4 вагона, осталось всего 22 или еще меньше. Дома успел побыть вчера, т. е. 7 и 8 по 2 часа, хлопоча о сборах назад в Новгород и привезя с большими хлопотами свой груз, муку и прочее, домой на том же автомобиле, на котором привез вещи Новгородцевой и Вл. Ильичу.


Новгородцеву видел лично и сказал с нею пару слов. В секретариате партии много женщин, которым бумажная работа легче дается, чем деятельность на местах, чем практика (нахожу аналогию с ними у себя).

Выхлопотав автомобиль, поехал с ним за вещами, и моих оказалось в 2-3 раза больше, чем вещей тов. Ленина.

Во время отвоза вещей вновь невезение. Кто-то отдал распоряжение, чтобы поезд ехал без меня, и с Володей ночью, придя на станцию узнаем о факте, и я буду догонять его вновь...


10 ноября.

ст. Кочетовка.

2 дня стоим, ½ дня едем и так все время. Холодно, кое-как согреваемся, с наступлением темноты за неимением дела и огня ложусь спать.

6 ноября были в Тамбове, стояли и ждали 2 дня отправки. Ходили, хлопотали и в результате ночью отправились без 3 своих вагонов.

8 ноября выехали из Тамбова и прибыли на ст. Кочетовка, где перебирались и перевозились то под горку, то на Кочетовку 2ую, то 3, то вновь хотели оставить 5 вагонов, но в конце концов все же тронулись в путь на Рязань. Компания надоела, особенно 2 польки, которые чувствуют себя, как дома.

Говорят о возможной реквизиции продуктов. Немножко трусишь, но совсем слегка. Мысль отвлеченно не работает. Интересный исход нашли мы, чтобы вывернуться из того положения, чтобы найти деньги, которые и у меня и конвоиров вышли совершенно. Я имел слабость дать взаймы 450 рублей своим конвоирам, а теперь в кармане иногда ни одной копейки, а есть даже долг. А вывертываемся тем, что напекли из своей муки пышки, а тов[арищ] Елисеев на станции их продает за 8 рублей штука, и таким образом дал возможность дать телеграмму и купить у коменданта продукты, а то дело было бы совсем скверно. Ходил за дровами, топил шпалу, вел войну со вшами, пеку лепешки и в [нрзб].


12 ноября - 13 декабря. Ст. Рязань.

12-го приехали на ст. Рязань-товарная. Дни проходят по-прежнему, много времени уходит на варку пищи, надо дождаться очереди котелка, принесения воды и в этом роде. Справляешься об отходе поезда и т.д. В вагоне 4 пары молодых, сошедшихся в первую ночь из прихода в вагон: 2 из них — крестьянки-старообрядки и [нрзб] польки-полумещанки, которые надоели. Сегодня в вагон поселяются еще 2 конвоиров для петрокомпрода. Ночью изредка осматриваем пломбы, иногда немного нервируешься. Вечером слышишь откровенные шутки и анекдоты полового характера, в котором принимают участие и польки. Я слыву за представителя жеребячьей породы (так дразют [?] священников) за свою длинную шевелюру и за знаки духовные.


Ст. Рязань пассаж[ирская]

Все то же, изо дня в день. Вновь задержка, передвинули на вокзал, а здесь вновь кормят завтраками. Ждем, готовим обед, хлопочем о добыче продуктов, пьем чай и опять ложимся отдыхать. Грусть и тоска. А впереди в СПб — ничего светлого. Нервирует слух о том, что в Москве цены поднялись очень высоко, а у наших уже «керенки» на исходе. Рисуются невеселые перспективы и боязнь, что за мое отсутствие в доме может случится какое-то несчастие.

14-15 ноября. Ст. Рыбное (20 верст [нрзб])

------------------

Публикуется по: Прожито. Личные истории в электронном корпусе дневников и воспоминаний.[Электрон. ресурс]. URL: https://prozhito.org

Источники:
1. Рязанский Мартиролог
Прожито. Личные истории в электронном корпусе дневников и воспоминаний.[Электрон. ресурс]. URL: https://prozhito.org

Имена (1)

Изображения (1)

Изображение

Зонов Николай Тихонович. (1894-1941). Из московской купеческой зажиточной старообрядческой семьи. Закончил Коммерческое училище. В 1918-1919 гг. учился на естественном отделении Московского Университета, параллельно закончил Военно-Хозяйственную Академию. В 1919 был призван в Красную Армию в качестве снабженца продовольствием. Вел дневник.