6. Из писем рязанки Руфы Безукладновой (Манаковой) из Ленинграда семье в Рязань. 1947-1948 гг.

Способы воспроизведения: электронная копия
Аннотация:

Бузукладнова (Манакова) Руфа в 1920-е годы проживала с семьей в г. Рязани по адресу: Голенчинское шоссе, дом 9. После гимназии училась на Педагогических курсах, работала в советских учреждениях. Была членом Христианского кружка в г. Рязань.  Руфы Безукладновой (Манаковой) из Ленинграда семье в Рязань. 1947-1948 гг. Вышла замуж за рязанца Алексея Безукладова, председателя Культпросвета в Москве. Позднее работала, видимо, в геологических партиях. После Второй Мировой войны жила с мужем и детьми в г. Ленинград. Автор писем 1920-х жениху из Рязани в Москву и 1940-х семье (сестрам) из Лениграда в Рязань.


10/IV-1947 г.


Мои дорогие родные Зоюши! Поздравляю вас с праздником Пасхи и крепко целую. С этим красивым, весенним праздником связано столько чудесных воспоминаний детства... Как жаль, что тяжелые условия жизни не позволяют хоть в какой-нибудь мере воспроизвести его внешнее оформление. Я говорю о внешнем потому, что прежнего внутреннего его содержания уже не воспроизвести. И всё же мы все - и я, и Алеша, и дети готовимся насколько можем к празднику: делаем генеральную уборку, кое-что съедобное откладываем... Побелили плиту в кухне, на полочки я с детьми сделала из хорошей белой бумаги оборочки. Я вырезала, а они уже по рисунку накалывали (повторяли рисунок) большой иглой.


В этом месяце Алеша получил не литер, а дополнительную карточку, литер один и его передают по очереди нач-кам отделов... По моему литеру получили 10 шт. яиц, я их хотела покрасить, но краски нет. Парочку окрашу луковыми перьями (их у меня тоже почти нет), а остальные разрисую... К Пасхе убрала 500 гр. чернослива и грамм 400 печенья. Получим конфет. Возьму полагающегося мне 200 гр. соленого творогу и сделаю вареники, куплю для этого 2 стакана муки, она по 8 р. (простого размола). Есть две копченые селедки... Отсутствие Алешиного литера сказалось ощутимо.


Ведь по дополнительным не полагается ни творожку, ни фруктов (чернослив), ни яиц, ни овощей... Правда, до воскресенья еще будет выдача общая, по продуктовым карточкам. Мало только, конечно, всего. Выдача, которая дается на неделю или на полторы даже, съедается в 2 дня...


В воскресенье (на Пасху) поеду в поликлинику рентгенологического ин-та, где уже 4 .месяца лежит моя близкая подруга Валя Липовская. Она вернулась из Казахстана после почти девятилетнего отсутствия. Была все эти годы там же, где был наш милый, бедный Ленька, которому не суждено было вернуться. Вернулась 100%-ным инвалидом. У нее разрежение костной ткани, и она после 4-х месячного пребывания в поликлинике начинает понемногу ходить...


Она была очень интересной, привлекательной, пользовалась большим успехом. И вот  -   вернулась в таком виде, что я ее не узнала, несмотря на то, что была к этому готова. Ее пышные, вьющиеся волосы распрямились, яркий румянец совсем исчез, румяные пухлые губки потеряли краску и совсем изменили свою форму, потому что не осталось ни одного зуба в верхней челюсти. От прекрасной фигуры не осталось и следа: грудь стала плоской, поясница согнулась. У нее здесь оставалась девочка, которой было, кажется, меньше года, когда она с ней рассталась, сейчас девочка учится в 3-м классе. Девочка ждала свою маму и знала ее по фотографиям молодой и красивой, и когда Валя вернулась - она не поверила, что это ее мама, дичилась ее сначала... Кроме такого несчастья, во время войны она потеряла свою любимую мать и единственную сестру. Остался еще родной брат. кот. много лет уже живет и работает на Колыме... Она была преподавательницей английского языка. Мы подружились в 1930 г. в Красноуфимской партии...


Напиши, Зоюшка, о своей жизни подробнее, как вы питаетесь, чем и т.д.


Крепко-крепко целую вас, мои родные, любимые.


Руфа.


7/VII-1947 г.


Моя родная, любимая Зоюша! Только сейчас вернулась с телеграфа  -  посылала тебе телеграмму. Вот ведь досада какая, прямо до слез обидно - не везет ни в чем! За столько лет собрались, наконец, съездить в Рязань, и вот все рушится. До 15-17/ VII прекращена продажа билетов на Москву. А отпуск проходит! Думала недельки 3 пожить в Рязани. Совсем собрались, все уложено   -  вещи, продукты, - только взять в руки чемоданы и мешки и ехать, и вот - сидим. Алеша еще вчера с 4-х утра до 7 вечера дежурил на вокзале (на городской станции прекратили продажу раньше)... В такое неудачное время мы взяли отпуск - с 1-го как раз начало разъезжаться студенчество. Говорила я Алеше - возьмем попозднее, но он настоял, что нужно сейчас, потому что опять нечем было доживать целую неделю, а тут получили отпускные. Но ведь зато опять сидим, и деньги расходуются, и отпуск проходит. А мы получили уже продукты до 25-го - как уезжающие отпускники  -  вперед. Если и удастся достать билет числа 17-го, то ведь билеты теперь дают не сквозные, как раньше, а только до Москвы. А в Москве снова - битва. Алеше здесь в очереди, при впуске к кассам ободрали чем-то щеку, а перед тем задавили 2-х женщин. Когда при таких обстоятельствах попадем в Рязань? А 25-го, за три дня до окончания отпуска мы должны быть уже в Л-де, мы и продукты получили по 25-е. В Рязани придется побыть вместо 3 недель всего дня 3. И из-за этого истратить на дорогу на одни билеты 500 рублей, и сколько мучений... И Лялечку сняла с 4-го с оздоровительной площадки, и Витю взяла с его площадки, и отдать опять их туда на этот м-ц уже нельзя, т.к. по их карточкам тоже мы уже получили с собой продукты...


А я рассчитывала пошить на твоей машинке. Милая Ганька решила меня приодеть; подарила мне 5 метров клетчатой ткани на платье и на модную верхнюю кофточку и еще 5 метров взяла для меня (на мои деньги) в своем лимитном магазине светло-коричневого кашемира... А не шитые я боюсь и оставлять - есть будет нечего и Алеша скажет - надо продать, я занимать не буду... А ребяткам хотела из выстиранной кальки сшить рубашечки, у них обоих нет ни одной верхней рубашечки...


17/IX-1947 г.


...Дорогая моя, разве я могу расстраиваться из-за того, что ты не прислала мне костюм? Я знаю, что ты, как и наша мамуля, всегда все для меня сделала бы... Отдала, дурочка, мне свои туфли, а теперь сама осталась разутая - последние отдала! И как я, дура, могла взять их!.. На именины я их одевала на службу. Все нашли, что вид в них у меня совсем другой, чем в моих обычных "опорках", что мне непременно надо носить туфли на каблуках, И что пора принимать культурный вид, а "блокадный" пора оставить. (Значит, еще и блокаду пережила? И.Б.) Но на другой день я опять надела "опорки" (они уже достаточно развалились), т.к. каждый день мне жалко носить эти хорошие туфельки - вдруг дождь пойдет. Я так мечтала о калошах на них... Но калоши стоят рублей 200, и мне не купить...


А вчера Алеша - "заработал" - продал на рынке облигации на 2400 р. за 240 р. Это выход при безденежье, но как жаль отдавать за 1/10 стоимости и все без конца спускать и спускать!..


20/IX-1948 г.


...Ты хочешь пустить студента ради самоуплотнения. Но ведь если вам с Зоечкой будет большая комната, а Юрочке маленькая, вас никто не может уплотнить или отобрать какую-нибудь из этих комнат. Если в большой будет немного больше, чем вам полагается на двоих, то возьмут лишь за излишки...


Решила вчера устроить маленькую постирушку - еле достирала, стало очень плохо. И сердцу плохо, и тошнота поднялась, и уши заложило. Сразу легла. За ночь отлежалась, ночью почувствовала себя нехорошо, разбудила Алешу, он мне дал мокрую тряпочку на сердце, и я быстро заснула... Вот чудно! Никто нигде ничего не находит, а делать ничего не могу. Наверно, все-таки, дистрофия...


Да, я тебе не написала. Нам как-то удалось купить марли в аптеке. Давали по 2 метра, мы набрали 16 метров по 2 р. 50 к. за метр. Алеша окрасил ее в коричневый цвет (правда, не особенно ровно, мешал мало), и я буду из нее делать 2 ватных одеяла. Ваты на 1 одеяло он тоже купил, плохой сорт по 7-50 за кило,  -  но для одеяла сойдет... Потом, когда я болела, мы сделали (Алеша) еще хорошее приобретение. В хозяйственном магазине продавали материал из-под испорченной наждачной бумаги по 5 р. метр. Алеша купил на пробу 2 метра, выстирал, и оказалась очень прочная, широкая бязь. Правда, первые два метра остались с большим количеством темных пятен, - мы это пустили на простынку Вите. Он после этого купил еще 6 метров, выстирал их, и они оказались совсем чистыми, белыми, без пятен. Больше у нас не было денег, а какие бы простыни вышли бы чудесные, и каждая простыня стоила бы 10 рублей. Когда мы получили деньги, то материал этот уже исчез. Из остальных 6 м мы сделали две занавесочки на верх окон - я, лежа во время болезни, подшивала их мережкой, и из 4-х метров - скатерть на стол  -  сшила посередине. Вид в комнате совсем изменился, насколько стало лучше, уютнее...

-------------------------------

Публикуется по: Российский независимый исторический и правозащитый журнал "КАРТА" № 3, 1992, Рязань.

 
Источники:
1. Рязанский Мартиролог
Карта. Российский исторический журнал / Рязанское общество Мемориал / Рязань / 1992-2007.

Имена (1)